ГЛАВНАЯ страница | Регистрация | Вход| RSS Четверг, 14.11.2019, 10:27

Удобное меню
  • ТЕСТЫ
  • В помощь учителям
  • В помощь изучающим
  • Родителям
  • Скачать
  • Развлечения
  • Нашим ученикам
  • ЕГЭ-2010-2011
  • Teachers' Cafe
  • Info
    Поиск
    Категории раздела
    Интересно каждому [6375]
    Информация
    фотообзоры

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Интересно каждому » Интересно каждому

    Лингвокультурологический аспект изучения фразеологизмов с компонентами devil/devil’s в русскоязычной аудитории

    Эту статью мне посоветовал мой приятель, который наконец получил http://www.etalon-groupp.ru/uslugi/rostehnadzor.html материалов для своего производства. В современной методике преподавания иностранных языков все большее внимание обращает на себя лингвокультурологический аспект, согласно которому изучение языка должно сопрягаться с познанием духовной культуры его носителей. Безусловно, лексическая и фразеологическая системы являются наиболее ценными источниками культурной информации. Особый интерес для изучения представляют составные наименования английского языка с компонентами devil/devil’s. Эти единицы составляют отдельную группу во фразеологическом фонде и служат для обозначения различных реалий. Указанные фразеологизмы являются названиями растений и животных, могут обозначать предметы неживой природы и предметы быта, служат для номинации отвлечённых понятий, используются для обозначения людей. Лингвокультурологический анализ составных наименований с подобной структурой должен быть направлен на определение тех уникальных значений, которые способны развивать элементы devil/devil’s в указанных единицах, а также на установление причин, по которым та или иная реалия в момент номинации воспринималась носителями английского языка как «принадлежащая дьяволу». Мы считаем, что на основании полученных данных становится возможным реконструировать представления носителей английского языка о злом духе, нашедшие свое отражение в рассматриваемых ФЕ. В качестве объекта исследования нами избраны фразеологизмы-фитонимы, составляющие наиболее многочисленную подгруппу среди указанных единиц. Как было отмечено выше, рассматриваемые единицы могут быть объединены на основании того, что в их структуре присутствует компонент devil, который выполняет различные функции. В некоторых фразеологических единицах он функционирует в качестве имени прилагательного, так как уточняет, конкретизирует значение второго компонента сочетания (devil grass, devil club), в этом случае данная лексема эквивалентна русским относительным прилагательным «бесовский», «дьявольский», «чертовский». Иногда адъектив devil оформляется с помощью форманта ’s, указывающего на принадлежность характеризуемого предмета (devil’s-flow, devil’s-tree), в этом случае его русским аналогом выступает притяжательное прилагательное «чёртов». Структурно-смысловые отношения компонентов в подобных составных наименованиях близки к структурно-смысловым отношениям определения и определяемого слова в словосочетании и носят атрибутивный характер. В ряде фразеологизмов лексема devil, напротив, функционирует как имя существительное и является определяемой лексической единицей, значение которой конкретизируется вторым компонентом фразеологизма. При этом отношения между компонентами также не выходят за рамки структурно-смысловых отношений, характерных для адъективных словосочетаний, ср.: blue devils, devil-in-a-mist, devil-in-the-bush. Все фразеологизмы выполняют номинативную функцию и имеют терминологический характер. Рассмотрим более подробно группу ботанических терминов, в которых элементы devil/ devil’s выступают в функции имени прилагательного. Как правило, эти фразеологизмы объединяют в себе определение и определяемое, между которыми существуют отношения конкретизации. Определяемое слово выступает носителем родового понятия и имеет прямое (свободное) значение. Определитель, в качестве которого выступает элемент devil или devil’s, суживает объем родового понятия, обозначенного определяемым словом, и всегда имеет переносное (связанное) значение. Следовательно, в этом случае можно говорить о частичной метафоризации термина. Согласно классификации терминологических сочетаний, сделанной В. Н. Прохоровой, эти единицы языка представляют собой словосочетания, в которых «метафоризировано определяющее слово, причём метафоризация этого прилагательного осуществляется именно в этом словосочетании» [Прохорова 1980: 65]. К подобным фразеологизмам-фитонимам относятся единицы devil grass (букв. чёртова трава; пырей ползучий), devil ivy (букв. чёртов плющ; арум, аронник), devil wood (букв. чёртово дерево; американская маслина, олива), devil’s apple (букв. чёртово яблоко; мандрагора; дурман обыкновенный), devil’s cotton (букв. чёртов хлопок; джут), devil’s-fig (букв. чёртова фига; опунция, колючий мак), devil’s-flow (букв. чёртов цветок; дрёма лесная), devil’s-flаx (букв. чёртов лён; льнянка обыкновенная), devil’s ironweed (букв. чёртова вернония; молокан канадский), devil’s-hop-vine (букв. чёртов хмель; сассапариль круглолистная, смилакс). Причину такого наименования указанных растений следует искать в особенностях их строения или в определенных присущих только им свойствах. Английский фитоним devil grass служит для обозначения пырея ползучего, трудноискоренимого сорняка полей и плантаций различных культур. Определяемый компонент grass ‘трава’ конкретизируется с помощью определителя devil с уникальным значением ‘сорный’. Составное наименование devil ivy называет разновидность плюща, известного также под названием арум, или аронник. Его отличительным свойством является то, что в свежем виде все части данного растения ядовиты. В этом случае определитель devil имеет связанное значение ‘ядовитый’. Мандрагору, а также дурман обыкновенный называют иногда devil’s apple. Причина подобной номинации указанных растений может быть объяснена как свойствами самих растений, так и народными представлениями, связанными с ними. Так, с глубокой древности мандрагора была известна в странах юго-восточной Европы и Ближнего Востока как растение, обладающее магической силой и приносящее счастье. В фольклоре европейских народов также встречаются сюжеты, в которых мандрагора связана с нечистой силой. Дурман обыкновенный мог быть назван именно так потому, что его плод – коробочка до 5 см в диаметре – усажен жесткими шипами. Кроме того, действующие начала дурмана относятся к категориям ядовитых веществ. В этом случае элемент devil’s имеет значение либо ‘колдовской, волшебный’, либо ‘колючий’ или ‘ядовитый’. Название devil’s-fig носит колючая груша, или опунция. Компонент devil’s, входящий в состав данного фитонима, имеет значение ‘колючий’, так как стебли опунции обычно густо покрыты колючками. Чёртовым цветком (devil’s-flow) англичане называют дрёму лесную из-за её необычного строения (нижние листья продолговато-овальные, верхние – ланцетные; зубцы чашечки острые, длинные, шиловидные; чашечка и цветоножка клейкие от железистых волосков), времени цветения (обычно открывается только ночью), некоторых свойств (встречается как сорная трава). Devil’s-flаx – это льнянка обыкновенная, которая известна как растущий повсеместно многолетний злостный сорняк. В этом фитониме элемент devil’s реализует значение ‘сорный’. Кустарниковое растение джут, называемое также devil’s cotton, имеет очень прочную древесину, из волокон которой изготавливают мешки, парусину, брезент, верёвки и канаты. Подобное свойство джута стало причиной его отнесения к «нечистым» растениям. Под именем devil’s-hop-vine в английской ботанической терминологии зафиксирован смилакс, кустарниковые или травянистые лианы которого достигают двадцати метров длины и часто образуют труднопроходимые заросли, так как их вьющиеся или лазящие стебли снабжены острыми, направленными вниз шипами. Элемент devil’s в составе данного фразеологизма имеет значение ‘колючий, усаженный шипами’. Следовательно, рассматриваемые английские фитонимы, в состав которых входят элементы devil/devil’s, служат для номинации определённого круга объектов растительного мира, обладающих следующими свойствами: сорное, ядовитое растение, растение с характерными морфологическими признаками (колючки, шипы, ланцетные листья, шиловидные острые лепестки), растение с ночным временем цветения или обладающее прочной древесиной, растение, которое по суеверным представлениям имеет волшебную силу. В указанных фразеологизмах компоненты devil/devil’s реализуют такие несвободные значения, как ‘сорный’, ‘ядовитый’, ‘колючий’, ‘колдовской’. Другая часть составных наименований, в которых отношения между компонентами носят атрибутивный характер, также объединяют в себе два начала: слово-определение и определяемое слово. Однако в этом случае как определитель, так и определяемое слово имеют не прямые, а переносные значения. В отличие от первой подгруппы фразеологических единиц, где семантический сдвиг произошел только у одного лексического компонента фразеологизма, данные термины образовались в результате соединения компонентов, каждый из которых претерпел семантическое преобразование. В.Н. Прохорова считает, что подобные составные наименования «представляют собой результат метафоризации словосочетания в целом» [Прохорова 1980: 66]. Таким образом, основным способом образования единиц этого типа является метафора. В рассматриваемых нами английских метафорических наименованиях средством сравнения, с одной стороны, всегда выступают представления о злом духе, которые реализуются элементами devil/ devil’s, с другой стороны, различные предметы, например, части тела (коготь, палец, кишки, волосы, рука, язык) в фитонимах devil’s-clow (s) (букв. чёртов коготь; лютик полевой), devil’s-finger (s) (букв. чёртов палец; лядвенец рогатый), devil’s-gut (s) (букв. чёртова кишка; повилика европейская), devil’s-hair (s) (букв. чёртовы волосы; ломонос виргинский), devil’s-hand (s) (букв. чёртова кисть, рука; хирантодендрон), devil’s-tongue (s) (букв. чёртов язык; опунция). Указанные растения получают именно такие наименования, так как их форма чем-то напоминает или часть тела человека, или его внутренние органы, ср.: devil’s-gut (s) (букв. чёртова кишка), повилика европейская – однолетнее растение, паразитирующее на крапиве, хмеле. Растение бесхлорофилльное, то есть не зеленое, а бледное, иногда красноватого цвета с тонкими вьющимися стеблями, имеющими присоски; devil’s-hand (s) (букв. чёртова кисть, рука), хирантодендрон – декоративное дерево с яркими красными цветами, чьи пять лепестков по форме и расположению напоминают пальцы на руке. В единице devil’s-horn (s) (букв. чёртов рог), используемой в микологии для обозначения весёлки обыкновенной, средством сравнения является рог дьявола. Такое сопоставление становится возможным благодаря внешнему виду гриба, а также его необычным свойствам. Весёлка имеет яйцевидную или шаровидную форму с белой или желтоватой оболочкой (так называемое чёртово яйцо). При созревании оболочка разрывается и из нее появляется ножка, напоминающая рог, на вершине которой находится шляпка 4–5 см высоты. Ножка достигает высоты 30 см и растет очень быстро (5 мм в минуту). Зрелый гриб имеет сильный неприятный запах падали. Кроме того, в качестве объектов для сравнения могут выступать предметы быта, внешний вид которых напоминает форму листьев растения, его цветов и семян. Это кисточка (devil’s paintbrush (букв. чёртова кисть; ястребинка оранжево-красная), вилы (devil’s-pitchfork (s) (букв. чёртовы вилы; череда олиственная), погремушка (devil’s-rattlebox (es) (букв. чёртова погремушка; смолёвка широколистная), трость (devil’s-walking-stick (s) (букв. чёртова трость; аралия колючая), дубинка (devil’s club (букв. чёртова дубинка; эхинопанакс высокий, заманиха высокая), фартук (devil’s-apron (букв. чёртов фартук; ламинария), труба (devil’s trumpet (букв. чёртова труба; дурман вонючий), удила (devil’s-bit (букв. чёртовы удила; сивец луговой), тиски (devil’s-grip (s) (букв. чёртовы тиски; моллюго мутовчатый), ср.: devil’s-tether (букв. чёртовы путы; горец птичий). Горец птичий произрастает повсеместно. Стебли горца стелются по земле, листья мелкие. После цветения стебли становятся твердыми. Многие виды засоряют посевы. Следовательно, причина того, что в наименования данных растений входят компоненты devil/devil’s, как и в предыдущем случае, объясняется свойствами самих объектов номинации. Это растения, чья морфология отличается необычной формой, напоминающей какую-либо часть человеческого тела (devil’s-tongue (s)); растения, форма плодов, листьев, стебля, цветов которых схожи с предметами быта (devil’s paintbrush, devil’s-shoestring (s)); растения с колючками, шипами, роговидными выступами (devil’s club, devil’s-finger); растения-паразиты (devil’s-gut, devil’s-root) или ядовитые растения, наносящие вред человеку и животным (devil’s-clow (s), devil’s-bite). Таким образом, лингвокультурологический анализ языковых единиц с компонентами devil/devil’s позволяет сделать следующие выводы. Современный английский язык располагает большим массивом фразеологизмов, в состав которых входят указанные элементы, причем в количественном отношении среди данных ФЕ преобладают фитонимы. Как правило, между компонентами фразеологических единиц этого типа развиваются атрибутивные отношения. При этом лексема devil может выступать как в качестве определителя, так и в качестве определяемого элемента. Как определитель данная лексическая единица развивает ряд уникальных несвободных значений: ‘сорный’, ‘колючий’, ‘ядовитый’, ‘колдовской’. Английские фитонимы, в состав которых входят компоненты devil/devil’s, служат для обозначения особого круга растений, обладающих рядом специфических признаков. Это сорные или ядовитые растения, паразитирующие растения, растения с колючками или шипами. Форма данных растений может быть весьма необычной и напоминать части человеческого тела или предметы домашнего обихода. Кроме того, с некоторыми из указанных представителей флоры связаны суеверные представления британцев о колдовстве. Следовательно, мы вправе сделать вывод о том, что согласно народным, возможно, дохристианским представлениям жителей Британии злой дух (devil) был причастен к созданию подобных растений, считающихся «нечистыми» и получивших поэтому именно эти особые наименования. Привлечение материала русского и чувашского языков также способствует верификации сделанных выводов. Русские и чувашские фразеологизмы-фитонимы чёртов орех (водяной орех, чилим, рогульник; водяной орех произрастает чаще всего в пресных водоемах, плод – «орех» с роговидными выступами), чёртово дерево (аралия маньчжурская; кора аралии морщинистая, усажена многочисленными шипами), чёртова борода (аралия маньчжурская), чёртово ребро (клоповник европейский; растение обладает неприятным запахом, ядовито), шуйтан курăкě (букв. чёртова трава; растение очень ядовито), шуйтан хупаххи (букв. чёртов лопух; папоротник), шуйттан кăмпи (букв. чёртов гриб; бледная поганка, мухомор), шуйттан урапи (букв. чёртово колесо; перекати-поле) обозначают растения с аналогичными или сходными свойствами. На наш взгляд, этот факт свидетельствует о некоторой общности представлений об ирреальном мире у носителей трёх языков и может быть подтвержден предъявленным языковым материалом.

    Категория: Интересно каждому | Добавил: Admin (13.04.2010)
    Просмотров: 3087 | Рейтинг: 5.0/1 |
    Дополнительный материал для Вас от сайта englishschool12.ru

    English Vocabulary in Use - серия учебны...
    No Wonder English is So Difficult to Lea...
    Ответ на "Поезда в Европе".

    READ THE TEXT BELOW AND DECIDE WHICH WOR... 
    Oscar Wilde 
    словообразование 

    Английский язык для школьников №21
    Школы Москвы №2
    Английский язык для школьников №11

    Урок с применением компьютерных техноло... 
    Jer_Diary 
    FVords 1.11.22 

    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Welcome
    Меню сайта
    Info
    Видео
    englishschool12.ru
    Info

    Сайт создан для образовательных целей
    АНГЛИЙСКАЯ ШКОЛА © 2019
    support@englishschool12.ru

    +12
    Все права защищены
    Копирование материалов возможно только при разрешении администратора сайта