ГЛАВНАЯ страница | Регистрация | Вход| RSS Воскресенье, 15.12.2019, 12:59

Удобное меню
  • ТЕСТЫ
  • В помощь учителям
  • В помощь изучающим
  • Родителям
  • Скачать
  • Развлечения
  • Нашим ученикам
  • ЕГЭ-2010-2011
  • Teachers' Cafe
  • Info
    Поиск
    Категории раздела
    Интересно каждому [6375]
    Информация
    фотообзоры

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Интересно каждому » Интересно каждому

    Оценка во франко - и русскоязычном политическом дискурсе

    Об этой статье мне рассказал мой знакомый, который узнал все про на что его очень порадовала, и он заказал их услуги для своей фирмы. На современном этапе развития контрастивной лингвистики особый интерес представляет сравнительно-сопоставительный анализ универсальных понятийных категорий, к которым относится, в частности, и категория оценки. Одновременно в лингвистической науке наблюдается возрастание интереса к изучению дискурса определенного типа. Наглядным примером этого является то, что сегодня в фокусе внимания многих лингвистов оказался политический дискурс [Баранов 2001], синонимично к которому используются и такие термины, как «агитационно-политическая речь» [Чудинов 2003], «язык общественной мысли» [Герасименко 1998]. Политический дискурс может рассматриваться в узком и широком значении. В узком значении политический дискурс – это речь политиков в контексте функционирования определенных политических институтов, например, речь депутатов на заседании парламента [Dijk 1998]. Под политическим дискурсом в широком значении имеют в виду: - «любые речевые образования, субъект, адресат или содержание которых относится к сфере политики» [Шейгал 2000]; - «сумма речевых произведений в определенном паралингвистическом контексте – контексте политической деятельности, политических взглядов и убеждений» [Герасименко 1998]; - «совокупность дискурсивных практик, иденцифицирующих участников политического дискурса как таковых или формирующих тематику политической коммуникации» [Баранов 2001]. Из вышеперечисленных толкований следует, что принадлежность дискурса к категории политической определяется главным образом его тематикой и социально-ролевыми параметрами коммуникантов в системе социально-политической интеракции. Авторами политических дискурсов, представленных в СМИ, являются персоны государственных структур различных рангов, общественные деятели, а также политаналитики и журналисты, которые, описывая ту или иную политическую ситуацию и прогнозируя ее дальнейшее развитие, дают оценку анализируемым событиям и фактам. Следует отметить, что лингвистику интересует не столько факт наличия или отсутствия оценочного компонента в политическом дискурсе, сколько механизм языкового кодирования оценки, а также весь инвентарь средств, способных нести оценочный заряд. Механизм концептуализации, кодирования и декодирования оценки представляет сложное образование, именуемое оценочным актом. Оценочный акт имеет уровневую структуру. На перцептивном уровне объект оценки фокусируется в поле зрения субъекта как значимый. Это «значимостная» стадия, предваряющая оценку как результат. В качестве объекта оценки могут выступать предметы, явления, процессы, состояния, события, личности. На когнитивном уровне субъект, познавая объект оценки, определяет его координаты в когнитивном пространстве, выделяя и иденцифицируя его, устанавливая его место в окружающем мире [6]. Акт оценки объекта в завершенном виде имеет место на прагматическом уровне, на котором оценивающим субъектом определяется целый набор так называемых ценностно-ориентированных параметров: вредно - полезно, приятно - неприятно, интересно - неинтересно, такой, как надо – не такой, как надо, и т.д., значение которых в общем сводимо к оппозитивным оценочным предикатам хорошо – плохо во всех языках (англ. good - bad, франц. bien –mal, чув. лайặх – япặх, итал. bene - male). Понятия «хорошо» и «плохо» являются универсальными вербализуемыми оценочными категориями в языке. Следует особо отметить, что не имеется полной корреляции хорошего с полезным, интересным и т.д., но сознание упрощает и резюмирует ценностное суждение посредством предикатов хорошо – плохо. Универсальным средством кодирования и декодирования оценки может быть только язык. Выраженная языковыми средствами оценка как отношение субъекта к объекту становится одним из семантических свойств языкового явления – оценочностью [Вольф 1985]. Она может быть присуща единицам любого уровня языка – аффиксу, слову, предложению, тексту. Оценочная составляющая политического дискурса может быть выражена имплицитно на основе речевой импликатуры, пресуппозитивных знаний или контекстуальной интерпретации целого дискурса, или эксплицитно при помощи словарных значений соответствующих слов, или посредством грамматических показателей, а также при помощи оценочных аффиксов, которые добавляют оценочный компонент к нейтральному слову; при этом конвенциональные средства, такие как узуальные метафоры, сравнения и метонимии, относятся к эксплицитным способам выражения оценки. Франко- и русскоязычные политические дискурсы создаются в разных социокультурных условиях. В российских СМИ за последние десятилетия наблюдается снятие запретов на тематику обсуждения. Вследствие этого в российские СМИ проникают слова, не зафиксированные в литературной норме, но имеющие тенденцию становиться конвенциональными. Так, в россиийских политических дискурсах 1990-х гг. широко употреблялась лексика, образованная на основе наложения слов: Нам предлагают новое издание «гайдарономики» (Гайдар +экономика, отрицательно-оценочная коннотация) (Российские Вести 29.07.93); мэриози (мэр+ мафиози), прихватизация (приватизация+ прихватить в значении украсть) (цит. по: [Костомаров 1999]). Во французских печатных изданиях растет сфера приватности. Для французских печатных изданий значительный блок ценностей связан с моделированием будущего. Задача и цель их дискурсов – внушать окружающим положительный настрой. Наоборот, в российской печати около 60 % всех текстов, по данным исследований, подают негативную информацию [Дубин 2003], что может свидетельствовать о преобладании отрицательно-оценочных значений в дискурсе. Для сопоставительного анализа с целью верификации изложенного выше тезиса были выбраны политические дискурсы в широком понимании этого термина. Их авторами являются журналисты, которые описывают одинаковое событие, являющееся внешнеполитическим как для Франции, так и для России. Таким событием стал уход из жизни Президента Югославии С. Милошевича, что нашло отражение в следующих языковых фактах. 1) Франкоязычный политический дискурс: Lorsqu’il dirigait le pays, les Serbes ont aboli toute notion de temps de travail : personne ne fait plus rien . Il a permis au marché noir et à la contrebande de prospérer. Milosevic nous a aussi autorisé à porter des armes. Il nous a donné le droit de résoudre tous nos problèmes par les armes. Il nous a également autorisé à conduire des voitures volées/ Когда он руководил страной, сербы отменили всякое понятие рабочего дня: никто больше ничего не делал. Он позволил черному рынку и контрабанде процветать. Милошевич также разрешил нам носить оружие. Он дал нам право решать все наши проблемы при помощи оружия. Он также разрешил нам водить ворованные машины (LM 18.03.06). 2) Русскоязычный политический дискурс: Большое черное пятно легло и на нее (Понте), и на судей, и на весь гаагский трибунал…Трибунал по-хамски отнесся к больному старику, которого заморили в его тюремной келье…По сути, врачи свели его на тот свет…То, что происходило на процессе в Гааге, не имело отношения ни к справедливости, ни к демократичности…Кто мог угробить человека в гаагской тюрьме, о которой принято думать, что она покомфортнее иных российских санаториев?...А в гаагской тюрьме как мухи мрут VIP-заключенные (АиФ № 11-2006). Объект оценки во франкоязычном дискурсе номинирован как Milosevic/ Милошевич. Отрицательная оценка объекта становится возможной, то есть передается в имплицитной форме в результате описания негативных аспектов внутренней ситуации в Югославии во время правления С. Милошевича. В дискурсе описаны такие негативные аспекты внутригосударственной ситуации в Югославии, как действия и поступки населения, а также действия руководителя Югославии, имеющие разрешающий характер по отношению к поступкам населения. В дискурсе можно декодировать информацию, что разрешать поступать плохо – это факт, характеризующий главу государства отрицательно. Отрицательные моменты югославской действительности описаны посредством следующей лексики: ne fait plus rien /ничего не делает, то есть бездельничает; marché noir et contrebande prospèrent /черный рынок и контрабанда (отрицательные факты реальности) процветают (глагол с положительным значением теряет свой положительный компонент и способствует усилению отрицательного значения у слов контрабанда и черный рынок); conduire des voitures volées/ водить ворованные машины (воровать – плохо расцениваемый в обществе аспект действительности). Действия Президента описаны глаголами a permis/разрешил; a aussi autorisé/также позволил; a donné le droit/дал право, нейтральными в отрыве от данного контекста, но получающими отрицательные коннотации в контексте. Адресат выводит следующий смысл высказывания: Милошевич разрешил поступать плохо, следовательно, он сам поступил плохо. В русскоязычном дискурсе объект оценки номинируется как она (Понте), судьи, гаагский трибунал, врачи. Затем при помощи эксплицитно-оценочной лексики констатируется факт совершения отрицательного действия: морить –уничтожать, доводить до изнеможения, мучить. Прибавление к этому глаголу префикса за- добавляет значение завершенности и преднамеренности совершения плохого действия. Действия объекта, таким образом, описаны в дискурсе предикатом «поступать плохо». Кроме того, в современной реальности считается негуманным, плохим лишать жизни именно стариков, так как в этом контексте актуализируются такие потенциальные семы слова «старик», как слабый, беззащитный, безобидный, не могущий постоять за себя, то есть не делающий ничего плохого. Следовательно, употребление слова старик способствует усилению отрицательной оценки. Действия объекта оценки характеризуются как отрицательные при помощи эксплицитно-оценочной лексики: по-хамски – без должного уважения, унизительно, издевательски; угробить человека – умышленно убить. В этом дискурсе используются фразеологизмы, ставшие конвенциональными для передачи именно отрицательной оценки: Большое черное пятно; свели его на тот свет; как мухи мрут VIP-заключенные. Отрицательная оценка усиливается и за счет положительного значения таких слов, как судей, врачи (судья и врач по нормативам современного общества должны олицетворять положительные качества – в дискурсе же они описаны как совершающие негативные действия). Поэтому действия объекта, если их разместить на шкале оценки, можно описать как «объект оценки поступает очень плохо». Сравнивая русско- и франкоязычные дискурсы, появление которых было вызвано кончиной С.Милошевича, можно отметить, что характер оценки объектов не одинаковый. Если в русскоязычных дискурсах отрицательной оценке подвергнуты действия суда и врачей, то во франкоязычных дискурсах объектом отрицательной оценки является сам С.Милошевич. Во франкоязычных дискурсах оценочный предикат можно обобщить словом «плохо». В русскоязычных дискурсах оценочный предикат более экспрессивный, его значение можно обозначить как «очень плохо». Сопоставление дискурсов из французской и российской прессы, имеющих объектом оценки внешнеполитическое событие для обеих стран, показывает, что при передаче отрицательной оценки во французской прессе очень часто адресату приходится задействовать свои пресуппозитивные знания и имплицировать добавочную информацию. В русскоязычном дискурсе в качестве средства передачи оценки больше используется экспрессивно-окрашенная лексика (по-хамски, угробить), входящая, кроме того, в состав конвенциональных образных средств: фразеологизмов (свели его на тот свет, как мухи мрут), метафоры (Большое черное пятно). В целом русскоязычный политический дискурс использует точные слова, содержащие в денотате компонент «плохо». Во франкоязычных дискурсах отрицательная оценка генерируется у нейтральных слов под воздействиием контекста. Действия объекта оценки в русскоязычном дискурсе можно описать оценочным предикатом «объект поступает плохо, часто даже очень плохо», то есть отрицательная оценка имеет ярко выраженный отрицательный характер, в отличие от слабоотрицательного характера оценки во франкоязычном дискурсе. Политические дискурсы можно типизировать в соответствии с заложенными в них оценочными единицами как относящиеся к группе с 1) эксплицитным или 2) имплицитным выражением оценки. Оценка в русскоязычном политическом дискурсе выражается преимущественно эксплицитно, то есть первичным (словарным, конвенциональным, языковым) значением слова, являющимся оценочным. Во франкоязычных дискурсах отрицательная оценка выражается преимущественно коннотативно, то есть является контекстуально-обусловленной (неконвенциональной) и, как следствие, имплицитной.

    Категория: Интересно каждому | Добавил: Admin (13.04.2010)
    Просмотров: 3503 | Рейтинг: 0.0/0 |
    Дополнительный материал для Вас от сайта englishschool12.ru

    ПАСХА — КАК ЕЕ ОТМЕЧАЮТ В АНГЛИИ
    Ко дню Учителя!
    Вы все еще не знаете, что такое Guy Fawk...

    ЛИМЕРИКИ - ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ 
    темы по английскому языку для школы 
    Книги 

    Рассказ о себе на английском
    Английский язык для школьников
    Рекомендованная литература для обучения ...

    Grammar 
    The_Langoliers 
    ChandlerThe_Long_Goodbye 

    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Welcome
    Меню сайта
    Info
    Видео
    englishschool12.ru
    Info

    Сайт создан для образовательных целей
    АНГЛИЙСКАЯ ШКОЛА © 2019
    support@englishschool12.ru

    +12
    Все права защищены
    Копирование материалов возможно только при разрешении администратора сайта