ГЛАВНАЯ страница | Регистрация | Вход| RSS Суббота, 14.12.2019, 15:47

Удобное меню
  • ТЕСТЫ
  • В помощь учителям
  • В помощь изучающим
  • Родителям
  • Скачать
  • Развлечения
  • Нашим ученикам
  • ЕГЭ-2010-2011
  • Teachers' Cafe
  • Info
    Поиск
    Категории раздела
    Интересно каждому [6375]
    Информация
    фотообзоры

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Интересно каждому » Интересно каждому

    АСИСТЕМНЫЕ ГРАММАТИЧЕСКИЕ ЯВЛЕНИЯ В СТАРОРУССКОЙ АСИСТЕМНЫЕ ГРАММАТИЧЕСКИЕ ЯВЛЕНИЯ В СТАРОРУССКОЙ КНИЖНОСТИ

    Эту статью мне посоветовала моя знакомая, которой очень понравилась http://www.rebetenok-shop.ru/detskie-kolyaski/detskie-kolyaski-dlya-dvoini-i-troini/, которую она купила сразу же после того, как родила тройню. Для старорусского периода русского литературного языка характерны основные стилистические тенденции: 1) отталкивание от разговорной традиции, опосредованно представленной в деловой письменности; 2) стремление выразить идеальное содержание как отвлеченность лексической и грамматической семантики; 3) следование прагматическим установкам текстов, вызвавшее перераспределение риторических и повествовательных фрагментов и топосов между текстами конфессиональными и светскими.

    Отталкивание от разговорной традиции вызвало появление в книжности языковых форм различных уровней (преимущественно словообразовательного и морфологического), которые и позволили сформироваться в научной рефлексии общепринятому мнению о языке текстов сакрального содержания как архаизированном, искусственном. Действительно, такое впечатление может создаться, если все асистемные языковые инновации («гиперкорректные формы», «псевдоформы») составить в отдельный список и рассматривать их вне стилистической системы отдельного текста и микроконтекста внутри него.

    Среди таких «искусственных» средств выделяются формы существительных именительного падежа единственного числа, оканчивающиеся на -ие – словоформы, однокоренные собирательным. Сплошная выборка из текстов дает формы существительных разных родов, одушевленных и неодушевленных, исконно различных типов склонения: мужие, татие, звhрие, братие, мрежие, камение, соплие, листвие. Унифицированность этих формально и содержательно традиционных и новых форм вскрывает сложные взаимоотношения, с одной стороны, формо- и словообразования (форм множественного числа имен мужского рода и собирательных неодушевленных субстантивов), с другой – формообразования и его значения в системе языка и стилистическом узусе текстов.

    Значения множественного дистрибутивного и собирательности, как детально и всесторонне доказано В.М.Марковым [Марков 1974], И.Э.Еселевич [Еселевич 1979], Ю.С.Азарх [Азарх 1984], пересеклись и совпали в древнерусский период, что вызвало трансформацию одушевленных собирательных на -ия в форму множественного числа и утрату формы неодушевленных на -ие с заменой ее на другие более продуктивные модели.

    Семантические различия между собирательными и однокоренными формами множественного числа постепенно стирались. В новых формах, образованных средствами словообразования и совпавших с архаической формой множественного числа, нейтрализовалось всякое противопоставление между численными мерами, что означало появление еще одного узуального способа устранения конкретно-вещественного и одновременно частного плана содержания.

    Формы одушевленных существительных мужского рода представляют собой архаическую для старорусского периода формы склонения на *i (татие, звhрие, людие) и унифицированные по этому типу формы братие, мужие (процесс, обратный системному): приидоша нhции татiе хотяще монастырь святаго покрасти [ЖтПО, стб. 536в]; христоименитии людiе [ЖтГП, стб. 2277], и сии мужiе развратишася от безумнаго оного иерея [ЖтМК, стб. 740]; благороднии же родителiе [ЖтИо, л. 460].

    В редких случаях отмечена лексикализованная форма бывшего собирательного братия, однако глаголы при нем употреблены во множественном числе: и братiя твоя с честию примутъ тя [ЖтМК, стб. 739]. Важно, что в пределах одного текста могут быть колебания в употреблении форм – архаической собирательной и гиперкорректной на -ие: сиа же братiе слышавше… и о сем же братiя съ умилением плачя [ЖтГП. стб. 2279].

    Для неодушевленных множественного числа модель на -ие можно объяснить двояко: 1) через аналогию с формами мужского рода множественного числа, о чем говорят формы глаголов и согласуемых слов во множественном числе; 2) употреблением в значении собирательных, если здесь видеть сохранение категории лица (в противном случае категория нейтрализуется). При втором варианте объяснения важна семантика отвлеченной множественности как проявления общей тенденции к абстрагированию повествования. Неодушевленные существительные на -ие (мрежие, камение, соплие), омонимичные древним собирательным именам, в житиях также употреблены в значении множественного дистрибутивного, в отдельных примерах эксплицированного в формах глаголов: и абие разслаблени вси уди тhла его и соплие течаху [ЖтПО, стб. 539а]; и повеле воврещи мрежие [ЖтПБ, л. 67 об.]; во время зимы камение влачаше [ЖтПБ, л. 67 об.].

    Подобным образом можно квалифицировать формы, если рассматривать их лишь как часть парадигмы именительного падежа множественного числа. Однако при анализе функционально-семантического распределения форм на -ие следует учитывать как минимум два момента: 1) тот факт, что системный и дискурсивный характер соотношения форм мн.ч. типов склонения на *i и *jo и собирательных субстантиватов различаются уже в древнерусский период и усугубляются в старорусский; 2) компендиумы (например, Великие Минеи Четьи) могут включать тексты, созданные в разные века (конец XIV, XV и XVI вв.), редакции более ранних житий, что также определяло предпочтение тех или иных форм.

    В любом случае анализировать функционально-семантическое распределение форм следует в пределах одного текста, при этом учитывая сочетаемость форм, характер текстового фрагмента с точки зрения соотношения логики и риторики (топосы, цитаты либо свободное повествование). Так, в тексте Жития Михаила Клопского минейной Тучковской редакции распределение форм представлено в следующем виде: формы множественного числа имен существительных мужского рода мужие и людие употреблены в цитатах; в тексте встречаются и исконные формы склонения на *о самовидци, апостоли, унифицированная форма люди – только в повествовательной части жития. По принципу распределения текст ЖМК минейной редакции близок «Домострою» (в дистрибуции форм типа мужи – мужие определяющим здесь также является соотношение абстрактного – конкретного, идеального и вещного), хотя последовательно данный принцип проводится лишь относительно форм, генетически связанных со склонением на *i , в других случаях наблюдается их вариативность.

    Собирательные существительные в ЖтМК представлены исконным братия без нарушения соответствия формы содержанию: и въходитъ в трапезу еже учредити братiю [ЖтМК: 738]; слышавше же игуменъ и братiя, больми начаша чтити блаженаго [ЖтМК: 739]. Неодушевленные собирательные даны как субстантивированные прилагательные (съвершившимъ же молебнаа [ЖтМК: 750]; да вкуси от предлагаемыхъ [ЖтМК: 751]), т.е. как те формы собирательности, которые в старорусский период стали продуктивными в сакральных текстах. Именно эти формы употреблены в частях жития, представляющих собой результат редактирования более раннего текста.

    Житие Пафнутия Боровского представляет собой оригинальный текст, в котором в форме на -ие даны и исконные формы мужского рода *i –склонения (татiе, звhрiе), и исконные на *jo (мужiе), и неодушевленные мрежие, камение в значении множественного числа, эксплицированном в формах согласуемых слов. Форма нейтрализует значение совокупной множественности, категории лица, еще шире – категории рода и актуализирует семантику отвлеченности в форме среднего рода и суффиксе -ij. Искусственность этой унифицированной формы создавала противоречие формы и содержания, при этом являясь маркированным средством выражения идеального содержания. Аналогичная система форм характерна и для других житий ВМЧ: Жития Григория Пельшемского, Жития Павла Обнорского и др.

    Тексты классических «официальных» житий, героями которых являются ключевые фигуры истории русской церкви (Житие митрополита Ионы, Житие Иосифа Волоцкого), содержат бессистемно, вариативно употребленные формы на -ие, варьирующие с унифицированными: в неи же быша сего преподобнаго родители…родителiе же его и сродникы [ЖтИВ: 463]; мужiе же и жены от глада вопияху [ЖтИВ: 482]; рыдающе аки звhрiе дивии [ЖтИо: 461]. Употребление унифицированной формы на -ие приводит к нейтрализации типа склонения, категорий рода и числа и актуализации среднего рода – релевантного средства выражения обобщенного смысла.

    В ЖтИо встречаются также архаические формы собирательных неодушевленных в косвенных падежах: и повелh вдати еи ясти от овощия [ЖтИо: 460]. Преобладающей же книжной собирательной формой в данных текстах являются субстантиваты: и много ереснаа латынскаа с собою изнесъ [ЖтИо: 458].

    Наконец, рассматриваемые нами формы вовсе исчезают из грамматико-стилистического арсенала агиографии в конце XVI в. [Литвина 1999] в связи с общей унификацией церковнославянского языка и возвращением к его исходной лексико-грамматической системе.

    Вместе с тем данные формы нельзя однозначно определить как окказиональные, поскольку формально они являются системными, более того, частично они являются таковыми и по своему значению. Доминирующим признаком в их отборе является имманентно присущая им отвлеченность семантики от конкретного и частного. Признак содержания понятия обобщен путем нейтрализации категорий числа (противопоставления между численными мерами) в собирательности, рода (конкретности пола) в среднем роде и склонения (его древних типов) в мужском-среднем.

    Таким образом, в границах жанра происходит изменение типа узуальных стилистических средств выражения, а также характера взаимоотношения системных единиц (продуктивных и архаических для данного периода развития языка) и узуально отобранных или вновь созданных. Подобные формы появляются в отсутствие грамматического способа нормирования, эксплицируя процесс поиска адекватных средств для выражения высокой идеи во внесистемных языковых формах.

    Категория: Интересно каждому | Добавил: Admin (17.05.2010)
    Просмотров: 1508 | Рейтинг: 0.0/0 |
    Дополнительный материал для Вас от сайта englishschool12.ru

    60 лет на троне – да здравствует Королев...
    14 февраля - красный день календаря?
    Петрова А.В. Самоучитель английского язы...

    Ex. 6. Explain the difference between t... 
    Местоимение Nо 
    Общество раннехристианской Ирландии 

    Китайский язык
    Рекомендованная литература для обучения ...
    Английский язык для школьников №2

    Голденков М. А. Осторожно HOT DOG! Совре... 
    Alcott_Little_Women 
    МОНАРХИЧЕСКАЯ МЕТАФОРА КАК СРЕДСТВО КОН... 

    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Welcome
    Меню сайта
    Info
    Видео
    englishschool12.ru
    Info

    Сайт создан для образовательных целей
    АНГЛИЙСКАЯ ШКОЛА © 2019
    support@englishschool12.ru

    +12
    Все права защищены
    Копирование материалов возможно только при разрешении администратора сайта