ГЛАВНАЯ страница | Регистрация | Вход| RSS Понедельник, 16.12.2019, 11:43

Удобное меню
  • ТЕСТЫ
  • В помощь учителям
  • В помощь изучающим
  • Родителям
  • Скачать
  • Развлечения
  • Нашим ученикам
  • ЕГЭ-2010-2011
  • Teachers' Cafe
  • Info
    Поиск
    Категории раздела
    Интересно каждому [6375]
    Информация
    фотообзоры

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Интересно каждому » Интересно каждому

    ДИАЛЕКТИКА РОССИЙСКОЙ ПОЛИТИКИ В ХРИСТИАНСКО-ИСЛАМСКОМ ПОГРАНИЧЬЕ

    Нам хотелось бы рассказать вам о том, что отличный современный http://www.aholod.ru/catalog/114/ вы можете заказать в компании Артхолод. Это качественное оборудование от лучших мировых производителей, которое способно устранять воздух и влагу из систем охлаждения и кондиционирования. Если вам нужны консультации, вы можете получить их по телефону и по электронной почте. Российское общество, являющееся крупным полиэтническим и социокультурным образованием, все же более всего выделяется этнической и, соответственно, культурной гомогенностью. По данным переписи 1989 года на территории Российской Федерации русские составили 81,5%, а нерусская часть населения соответственно - 18,5%1. В результате массового исхода русского населения из вновь образованных независимых государств СНГ и стран Балтии в течение 90-х годов удельный вес русских в стране стал еще более весомым. В целом, как это ни парадоксально звучит, распад СССР позитивно повлиял на формирование социо- и этнокультурной однородности российского общества.

    Вместе с тем, в составе российского общества существует несколько социокультурных сегментов, менее всего подверженных интегрирующему воздействию культуры русского этноса. Речь идет о народах, ранее соприкоснувшихся и испытавших на себе культурное воздействие двух великих традиций или цивилизаций - буддизма и ислама. В России это, прежде всего народы, в той или иной степени усвоившие ислам и составляющие основу или, по крайней мере, существенную часть населения Северного Кавказа, Среднего Поволжья и Южного Урала. Ислам в России был и продолжает оставаться второй по величине конфессией страны: по разным оценкам, численность мусульман в ней колеблется от 11 до 22  млн. человек. Так, по мнению одного из авторитетных российских специалистов в области ислама А.В.Малашенко число российских мусульман может быть определено примерно в 15 млн. верующих 2.

    Конфессионально-культурной доминантой выполняющего в российском обществе интегративные функции русского этнического ядра выступает православное христианство, которое вместе с исламом образует основу социокультурной системы России. Общины двух ведущих конфессий страны вместе составляют, по последним данным, 80 % от общего числа религиозных объединений3. Православие и ислам имеют много общих элементов, основанных на общечеловеческих ценностях, однако и различия между данными религиями также существенны, что является фактором устойчивости их отличительных характеристик, оказывающих сильное влияние на духовно-культурные традиции и ценностные ориентации представителей обеих конфессий.

    В этой связи особую актуальность приобретают возможные направления дифференциации и диффузии двух важнейших сегментов социокультурной системы, определения места, функций и роли обеих религий в современной политической и социокультурной системах и проблемы  взаимодействия  центрального   элемента политической системы государства с основными конфессиями страны. В истории России со времени Ивана IV Грозного особое значение приобрела специфика христианско-исламского социокультурного пограничья, с проблемой которого западноевропейские страны столкнулись лишь в XIX-XX веках. Вполне вероятно, что будущее России, расположенной на границе между исламом и христианством, между Западом и Востоком, в определенной степени будет зависеть от способности интегрировать в современную светскую, динамичную информационную цивилизацию не только духовно-нравственные доминанты ведущей православной  религии,  но  и конфессионально-культурных традиций и ценностей ислама.

    Необходимость корректного сочетания ценностей двух названных цивилизационных традиций в современной отечественной общественной практике обусловлена возникновением ряда внешних и внутренних факторов, способных воздействовать на российские политику и контуры социокультурной системы. К внешним факторам относятся:

    -         формирование в 90-х годах вокруг России новых мусульманских государств, в будущем способных перерасти в исламские. Официальные власти этих государств уже сегодня опасаются усиления позиций исламизма и экстремизма;

    -         стремительное формирование однополярного мира во главе с США, в течение 90-х годов неоднократно демонстрировавших свои геополитические амбиции (в Ираке, на Балканах и др.). В этих условиях ряд исламских государств, потерявших в лице СССР реального противовеса экспансионистским устремлениям США, возлагает надежды на Россию и демонстрирует стремление к сотрудничеству (Иран, Ирак и др.);

    - Балканские кризисы 90-х годов, ставшие результатом не только межэтнического, но также межконфессионального, в том числе христианско-исламского конфликта;

    - усиление в последние два десятилетия позиций ислама в традиционных ареалах его распространения, а также на территории бывшего СССР.

    Однако факторы внутреннего порядка представляются не менее, а, возможно, и более существенными и способными корректировать динамику социокультурного развития России. Существование и будущее России больше зависит не от гипотетической угрозы мирового столкновения двух цивилизаций - христианской и исламской (на "изломе” которых располагается Россия), захватывающе описанного С.Хантингтоном 4, а сколько от конфликтогенного потенциала, сконцентрированного в социокультурной гетерогенности указанных выше сегментов российского общества. Опасность перевода конфликтов типа чеченского    из    политико-статусного    в    межэтнический    и межконфессиональный более реальна и опасна для настоящей и будущей российской государственности.

    По словам А.В.Малашенко, "чеченский конфликт стал своего рода рубежом в отношении между центром и мусульманской периферией. Мусульманские автономии убедились в теоретической возможности выхода из состава Федерации, но вместе с тем им была продемонстирована и цена такого выхода. А перед правящими кругами России встал вопрос (пока гипотетический) о том, способны ли они удержать и надо ли удерживать мусульманские субъекты Федерации, если кто-то из них рискнет повторить чеченский путь”5. В чеченском варианте манифестации этнической и конфессиональной отличительности лидеры Ичкерии-Чечни активно мобилизовали на борьбу с Россией исламские ценности, - объявление ислама государственной религией Чечни, введение шариатского права и законов (публичные расстрелы провинившихся, безусловно, связанные с условиями почти военного времени, являются лишь внешней, показной оболочкой этого важнейшего сегмента исламской культуры).  "Значение  шариатского  законодательства в  районах распространения ислама всегда, - пишет А.В.Малашенко, - включая советский период, было очень велико: шариат в значительной степени регулировал семейно-брачные, имущественные отношения, не говоря уже о том, что он служил основой для поддержания собственно религиозных обрядов и нормативов поведения”6. Именно в реанимации исламских ценностей, включая мусульманскую правовую культуру, руководство Ичкерии-Чечни пытается найти выход из сложного структурного кризиса, в котором в последнее время оказалось чеченское общество.

    Вообще говоря, чеченские события 90-х годов, с одной стороны, подтолкнули солидарные настроения в целом ряде регионов с мусульманским населением, с другой стороны, напротив, - поставили потенциальных в будущем последователей ислама в затруднительное положение в связи с ростом исламского экстремизма на Северном Кавказе.  Экстремизм, тем более  против своих единоверцев не имеет с исламом ничего общего, однако чеченский конфликт и особенно постконфликтные внутренние проблемы чеченцев сыграли негативную роль в возможностях распространения и пропаганды истинно праведных ценностей ислама. Негативные последствия чеченского кризиса, в том числе по дискредитации ислама следует еще осмыслить.

    Ни опора чеченской стороны на исламские ценности, ни ставшие достоянием случаи захвата в заложники и даже расстрела православных священнослужителей, в том числе занимавшихся миротворческой деятельностью, видимо, на данном этапе  пока не позволяют говорить о перерастании конфликта в межконфессиональный. Однако он может стать таковым в случае дальнейшего противостояния Москвы и Чечни при решении отложенного вопроса с ее статусом. Чеченская война не только обострила межконфессиональную ситуацию, но и вызвала общий политический кризис в России, переросший, по оценкам исследователей, в конституционный, так как Конституция РФ "перестала отвечать новым политическим реалиям”7.

    Война в Чечне вызвала всеобщее недовольство населения страны, однако более всего затронула так называемые "мусульманские” ареалы - Северный Кавказ, Поволжье и Урал. Если болезненность чеченского конфликта для мусульман Северного Кавказа, помимо общемусульманской идентичности, связана с близостью к территории конфликта, угрозой "переползания” его на весь регион, то у мусульман других регионов страны негативную реакцию вызвали военные методы решения проблемы статуса одной из мусульманских территорий России. В глазах мусульманской уммы России не только воскрешаются недавние страницы истории, когда российские власти мечом присоединяли исламские народы, силой  подавляя их стремление к сохранению  этнической и конфессиональной идентичности; когда сталинским депортациям в годы Великой Отечественной войны подверглись целые мусульманские народы, но что самое печальное - на виду у мусульман нарушаются сложившиеся в драматических условиях традиции мирного, не затрагивающего основных интересов другой культуры, сосуществования в условиях христианско-исламского пограничья, а также деформируются хрупкие основы складывающегося современного федерализма в России.

    Сегодня российские мусульмане, как и все общество в целом, переживают проблемы, вызванные проведением рыночных реформ. Крушение прежних идеалов и ценностей, отсутствие четких ориентиров на будущее  привлекают часть в прошлом мусульманского населения к исламу, что может стать началом консолидации пока еще разрозненного российского мусульманства. Интеграционное в рамках ислама движение возможно на основе приверженности большинства российских мусульман одному ханафитскому мазхабу (религиозному толку), а также в какой-то степени оно может возникнуть из чувства исламской солидарности. Уже сегодня элита ряда мусульманских регионов предлагает корректировку российской политики в той части, в которой затрагиваются интересы мусульман. В частности, в одном из телеинтервью каналу РТР президент Татарстана М. Шаймиев прямо указал на необходимость учета со стороны России интересов не только сербской стороны в современном Балканском кризисе, но и положения мусульман - косовских албанцев (косоваров).

    В условиях ретрадиционализацин отечественной биполярной конфессионально-культурной системы, основанной на сочетании и сосуществовании двух ведущих религий православия и ислама, современной российской власти с учетом исторического опыта и его уроков следует сформировать модель взаимоотношения с обеими конфессиями и их лидерами. Православное большинство страны не должно вводить в заблуждение общественность об отсутствии межконфессиональных проблем. Новейшая страница российской истории свидетельствует, что игнорирование интересов даже одного процента населения может привести к масштабной войне и конституционному кризису.

    История взаимоотношений, сопиокультурного и этнокультурного взаимодействия России и нехристианского Востока, ислама и христианства            уходит к IX-Х вв., когда языческая Русь решала проблему выбора между         этими двумя восходящими конфессионально-культурными традициями. Штурм Казани 2 октября 1552 года и последовавшие за этим разрушение  и разграбление  города стали кульминацией завоевания Москвой Казанского ханства центра исламской цивилизации в Восточной Европе. После этого кардинально  изменилась  политическая  и социокультурная система не только в Поволжье, но и в целом по стране. Поверженная Казань, разрушенная соборная мечеть Кул-Шарифа, воздвигнутый на Красной площади в честь казанской победы девятибашенный собор Василия Блаженного, икона Казанской Божьей Матери  - стали символами новой России и парадигмы государственной политики. Россия превратилась из моноэтнического в полиэтническое, из православного в поликонфессиональное государство, основной целью которого стало подавление этнической и конфессиональной идентичности присоединенных народов. Таким образом, "российское государство в условиях социально-экологического кризиса XV в. присвоило себе неограниченные права по  отношению к обществу. Это в значительной степени предопределило выбор пути социального развития, связанного с переводом общества в мобилизационное состояние, основу которого составили внеэкономические формы государственного хозяйствования, экстенсивное использование природных ресурсов, ставка на принудительный труд, внешнеполитическая экспансия и колонизация, ставшая, по выражению В.О.Ключевского, стержнем всей российской истории” 8.

    В основе российской политики в XVIVШ вв. оказались цели подавления   и   стремление инкорпорировать в христианскую социокультурную систему мусульманское население империи. Ислам рассматривался как религия и идеология не только традиционных оппонентов - евразийских государственных образований типа Золотой Орды, наследовавших ей Казанского, Крымского, Сибирского и Астраханского ханств, Ногайской Орды, но и новых геополитических конкурентов на Востоке - Османской империи и Персии. Поэтому в пределах новых границ России ислам был обречен если не на искоренение, то на тотальное подавление.

    Новая для России полиэтническая и двухконфессиональная структура законодательно была закреплена в Соборном Уложении 1649 года9. В данном кодексе законов православие получило статус господствующей религии, а ислам и мусульманское право (стержнем которого является шариат) не были запрещены, но оказались в положении преследуемых веры и правовой системы. Соборное Уложение и последовавшие во второй половине XVII в. и  в XVIII веке законодательные акты и указы были направлены на подрыв экономической базы "инородческого” населения, поощряли вовлечение язычников и мусульман в христианство, в том числе насильственными и экономическими методами. Государство и лидеры православной церкви вступили в борьбу с исламом с силовых позиций, а рецидивы возможной конкуренции со стороны ислама подавлялись с возможной жестокостью (вовлечение язычников в ислам, отказ вчерашних мусульман от христианства и попытки вернуться в лоно родительской веры карались смертной казнью).

    Православная церковь, получившая исключительные права религиозной пропаганды, организовала масштабную миссионерскую деятельность и наравне с государством  участвовала в гонениях на ислам и его институты. В 1731 году в  Свияжске  была учреждена  Комиссия  новокрещенских  дел, преобразованная в 1740 году в Новокрещенскую контору. Руководивший конторой епископ Лука Канашевич в период  с 1740 по 1755 гг. на территории бывшего Казанского ханства разрушил 418 мечетей из 536, около 100 мечетей в Сибирской, 29 - в Астраханской губерниях10. В редких случаях разрешения строительства новых мечетей перед мусульманами ставилась задача возводить свои религиозные храмы по образу и подобию православных церквей.

    Гонения   на   ислам,   насильственная   христианизация   и русификаторская политика государственной власти уже на самых ранних этапах нахождения "инородцев” в составе России вызвали широкую волну социального и политического протеста, включая и антиправительственные выступления, развернувшиеся на всем пространстве распространения ислама. Наиболее мощными были выступления татар и башкир в XVII -XVIII вв., в лозунгах и стремлениях которых проявлялся характерный для того времени синкретизм экономических, социальных, национальных и религиозных требований. Поскольку благодаря политике Москвы социальная верхушка татар и башкир потеряла свою экономическую   самостоятельность, в движениях протеста мусульман весьма существенную, а иногда и основную роль играли религиозные деятели, превратившиеся в единственно организованную,  дееспособную,  недеморализированную  силу, обладавшую мощным идеологическим оружием. Мусульмане-священнослужители значительно подняли свой авторитет в умме именно благодаря своему положению в исламе.

    В этом отношении наиболее известной фигурой среди Волго-Уральского мусульманского духовенства стал указной мулла из мишарей Бахадиршах Алиев (Галиев), вошедший в историю под именем Батырши. Он выступил одним из идейных вдохновителей восстания 1775 г. в Башкирии. Снискав авторитет в мусульманской умме региона своей ученостью и будучи свидетелем репрессивной политики государства и православной церкви в отношении ислама, Батырша не мог оставаться безучастным к судьбе мусульман. В своем обращении к мусульманам Батырша призвал их к священной войне (газават) против неверных и созданию независимого мусульманского государства11. После своего ареста Батырша отказался от столь радикальных форм защиты религиозной идентичности мусульман Урало-Поволжья, однако из застенков Шлиссельбургской крепости написал объемное письмо императрице Елизавете Петровне, в котором предлагал приравнять в правах перед законом христиан и инородцев, а для управления делами мусульман создать специальный орган и легализовать их традиционные органы самоуправления12. Кульминацией  антиправительственных, а также имеющих антироссийскую направленность выступлений мусульман Волго-Уральского региона стало участие в Крестьянской войне под предводительством Е.И.Пугачева в 1773-1775 гг. Реакцией государства на участие мусульман в крестьянской войне, потрясшей основы государственности в России, стало издание в 1773 году указа "О терпимости всех исповеданий”13 и указа от 22 сентября 1788 г. об учреждении Оренбургского Духовного собрания по управлению делами мусульман европейской части Российской империи и Сибири14. Оренбургское духовное собрание, в 1793 году приравненное к "средним судебньм местам”15, занималось осуществлением надзора за школой, регулированием семейно-брачных отношений,  разрешением наследственных споров на принципах шариата, ведением метрических книг и т.п. Однако основная задача данного учреждения заключалась в проведении среди мусульман России проправительственной политики16. В целом роль  новообразованного мусульманского управления, по мнению А.Б.Юнусовой, была в подтверждении официального статуса ислама и мусульман в России, прав башкир и татар на собственный образ жизни, в их интеграции в социальную систему развивающегося российского общества17.

    В сентябре 1998 года мусульмане России отмечали 210-летие образования Центрального Духовного управления мусульман. После распада СССР серьезные изменения претерпело и Духовное управление мусульман европейской части СССР и Сибири, распавшись на ряд региональных муфтиятов. Однако благодаря усилиям и авторитету муфтия шейх-уль-ислама Т.Таджутддина удалось сохранить целостность этой организации под названием Центрального Духовного управления мусульман России и европейских стран СНГ. Верховный муфтий Т.Таджутддин за заслуги в деле укрепления межконфессионального мира и согласия, возрождения исламских духовных ценностей был награжден орденом Дружбы народов.

    Несмотря на политику подавления, ислам в России выжил, сохранился, а в условиях современного этнического и религиозного возрождения ислам вновь  продемонстрировал  пластичность и адаптивность своей культуры. Утверждения о регрессивности и косности ислама вряд ли корректны: потенциальные возможности исламской социокультурной традиции пока еще не раскрылись, а исследователи ислама прогнозируют бурное развитие исламской цивилизации в грядущем столетии. Ислам сохраняет, а в современных условиях существенно увеличивает свою притягательность для той части населения, которая в атеистический период Советской власти отошла от веры предков,  и сегодня относится к исламу как к "своей” религии. Именно в притягательности ислама и его ценностей, в вовлечении в ислам вчерашних атеистов и, с большой долей вероятности, детей и молодежи заключается реальная возможность  расширения  социальной и интеллектуальной базы данной конфессии. Современный ислам в России со всей очевидностью проявляет признаки динамично развивающейся религии, прежде всего по пополнению и расширению мусульманской общины, в которой вскоре неминуемо должны последовать качественные перемены,   связанные с развитием исламского образования, распространением среди верующих знаний в области религиозной догматики, исламской этики и практических норм. Учитывая историю формирования государственной политики в отношении ислама и российского мусульманства, современной российской власти целесообразно выстроить стратегию поддержки цивилизованных форм социокультурного взаимодействия.

    Противоречия в конфессиональной  сфере в России,  на определенных этапах выливавшиеся в различные формы противостояния, хочется надеяться, остались в прошлом. Большую роль в преодолении указанных противоречий невольно сыграл советский период в истории страны, в результате которого обе религии, а православие даже в большей степени, испытали всю мощь государственной политики подавления и репрессий. Сегодня обе конфессии проводят подчеркнуто уважительную в отношениях между собой и верующими политику. Более того, в последнее время наметилась тенденция к координации действий двух конфессий и их лидеров в отстаивании своих корпоративных интересов, в защите прав и свобод верующих. В частности, большую озабоченность у лидеров православных и мусульман вызывает изрядно затянувшаяся кризисная ситуация в России.

    Современная правовая база в конфессиональной сфере позволяет двум  религиям  и религиозным деятелям строить нормальные взаимоотношения, основанные на уважении ценностей и традиций обеих религий. Сегодня важной представляется задача обеспечения реального равенства религий, которая возможна как в результате законотворческой деятельности в конфессиональной сфере, так и в повышении общей культуры народа, власти, верующих. Многое зависит от развития в российском обществе ценностей гражданского общества и толейрантных традиций, становления и расширения горизонтальных связей в самых широких сферах общественной практики, в том числе и в конфессионально-культурной сфере18.

    Категория: Интересно каждому | Добавил: Admin (05.06.2010)
    Просмотров: 1363 | Рейтинг: 0.0/0 |
    Дополнительный материал для Вас от сайта englishschool12.ru

    Расписание ЕГЭ 2011
    Прелести отдыха в Турции
    Забавные факты о языке (коллекция 2).

    Новая проводка в доме 
    My School 
    Перевод с греческого – ожившая история 

    Сочинение Основные темы и проблемы в ром...
    Английский язык для школьников №6
    Английский алфавит (английские буквы)

    Бреус Е.В. Основы теории и практики пере... 
    Темы по английскому за 9 класс часть 2 
    ChandlerThe_Long_Goodbye 

    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Welcome
    Меню сайта
    Info
    Видео
    englishschool12.ru
    Info

    Сайт создан для образовательных целей
    АНГЛИЙСКАЯ ШКОЛА © 2019
    support@englishschool12.ru

    +12
    Все права защищены
    Копирование материалов возможно только при разрешении администратора сайта