ГЛАВНАЯ страница | Регистрация | Вход| RSS Суббота, 25.10.2014, 21:26

Удобное меню
  • ТЕСТЫ
  • В помощь учителям
  • В помощь изучающим
  • Родителям
  • Скачать
  • Развлечения
  • Нашим ученикам
  • ЕГЭ-2010-2011
  • Teachers' Cafe
  • Поиск
    Категории раздела
    Интересно каждому [6375]
    Информация
    фотообзоры

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Интересно каждому » Интересно каждому

    «ПТИЧЬЯ» МЕТАФОРА В РУССКОМ И ТУРЕЦКОМ ЯЗЫКАХ

    Об этой статье мне рассказала моя знакомая, которой очень понравилось Рекламистер РА - Изготовление сувенирной продукции, потому что эти сувениры очень пригодились ей в работе с иностранными гостями. «Птичья» метафора является разновидностью зооморфной метафоры, основанной на перенесении образов животного мира, в том числе образа птицы, на характеристику человека. В лингвокультурологическом плане представляет интерес выявление тех специфических символических смыслов, которые связаны с выражением национального сознания и закреплены в языковых картинах мира разных народов в виде структурированных фрагментов концепта «Человек». Такой национальной спецификой, безусловно, обладает «птичья» метафора, представленная сопоставимыми по исходному денотату номинациями. Оценочно маркированными в русском и турецком языках оказываются образы кукушки, совы, соловья, орла, сокола, ястреба,  попугая, павлина, петуха, курицы, цыпленка.

    Символика зооморфизма кукушка  в русском языке связана с представлением о ее  «поведении» (это птица, которая не вьет гнезда, подбрасывает яйца своих будущих птенцов в чужие гнезда. У нее нет пары, ее образ связан с мотивом одиночества, неустроенности в жизни и вечного скитания по свету).    К образу кукушки обращаются для характеристики матери, которая плохо заботится о своих детях, оставляя их на попечение других людей, или которая вообще отказалась от своего ребенка; женщины, не имеющей своего постоянного жилья, при этом ведущей легкомысленный, неблагоустроенный образ жизни [Русское культурное пространство. - Далее РКП].  Кукушке также приписывается способность «предсказывать» человеку отмеренный ему срок жизни. Коннотация отрицательной оценки легкомысленного поведения кукушки актуализирована в производных куковать, прокуковать терять время, тратить его бездарно, впустую. В турецком языке  guguk  (кукушка)  так же, как и в русском,  обладает символикой «никчемности», отрицательной оценки ее образа жизни. Ср.:  Guguk kuşu verip aladoğan almakпогов. Сменять кукушку на ястреба (см. ястреб – хищная птица). В отличие от русского языка, в турецком образ кукушки связан с приписываемым ей свойством предвещать любовь.  См.:  Guguk kuşu: Aşk habercisi  (букв. вестник любви)  [Büyük Laurouse, 1986: 88].

      К  образу совы  носители русского языка обращаются при характеристике человека, который по ночам бодрствует, а утром долго спит; человека, у которого круглые, широко открытые глаза и неподвижный взгляд (ср.: сова – хищная птица, которая плохо видит при свете и охотится по ночам, может подолгу смотреть  не моргая) [РКП].  У турков сова (baykuş) считается (наряду с орлом) символом долгожителя [Akalın Sami:  10]. У русских (очевидно, на том же основании «долгожительства») – символом мудрости. Актуализировано в зооморфном образе совы и символика  «пугающей и накликающей беду птицы» (известно, что сова может издавать различные звуки - ухать, хохотать, хныкать, плакать как ребенок). Ср. выражение   baykuş gibiкак сова (накликающий беду, несчастье).

    Соловей  - певчая птица, невзрачный вид которой сочетается с красивым, зачаровывающим голосом. Образ соловья имеет для русских ярко выраженный позитивный характер, используясь для  характеристики человека, который  хорошо поет и пением которого можно заслушаться. Ср. устойчивое сравнение поет как соловей [РКП].  Аналогичной образной символикой обладает  тур. bülbül соловей, ср.:  Bülbül gibi konuşmak (okumak) – говорить (петь) как соловей. Развитие этой базовой символики зооморфизма соловей представлено идиоматикой русского и турецкого языков. Ср. Разливаться <заливаться> соловьем - красноречиво, упоительно рассказывать о чем-либо, получая удовольствие от своей собственной речи, или льстить; о человеке, речь которого воспринимается говорящим как излишнее словословие и «краснобайство» [РКП]. Как видно из  приведенных примеров, символика «искусного певца»  соединяется  в сознании русского этноса с представлениями  о красноречии, сочетающемся в то же время с самолюбованием и могущим переходить в краснобайство, служить средством обольщения. Кроме того, и в русском и в турецком языках образ соловья  используется для характеристики излишне словоохотливого человека (излишне открытого и доверчивого). Ср. тур. bülbül gibi  açilmak  постепенно разговориться, разойтись // bülbül gibi  söylemek  ничего не утаить, выложить все как на духу // bülbülün çektiği dilnin belâsidir  посл.  соловей страдает от своего языка (= язык мой – враг мой) и русское выражение запеть соловьем - начать подробно рассказывать о чем-либо (как правило, в ситуации, когда человек не хочет говорить, но его вынуждают к этому под давлением). В турецком языке данный образ наделяется также символикой «свободолюбия».  Ср.: Bülbüle altini kafes zindandir посл. соловью и золотая клетка – тюрьма.  Кроме того,   в турецком языке отмечаются и специфические (по сравнению с русским) значения метафоры соловей: Temizliği ile meşhurdur - известна чистота соловья [Akalın Sami:  10]. Türk divan şiiri kuşları çok simgesel anlamı ile değerlendirir. Bu yoruma göre  ağlayan aşığıktır - в турецкой диванной поэзии образы птиц несут в себе символическое значение: соловей ассоциируется с плачущим возлюбленным [Harun Talasa, 1973: 484].

     Символика метафор орел, сокол, коршун,  ястреб  выявляет особое отношение носителей разных этносов к  классу крупных хищных птиц, образы которых оказываются культурно маркированными и  выступают как достаточно стабильная подсистема в группе зооморфных номинаций  сопоставляемых русского и турецкого языков. При этом каждый из членов данной группы «птичьих» метафор обнаруживает специфические образные коннотации. Различия выражаются как в характеристике человека через внешнее сходство с образами  этих птиц, так и в характеристике внутренних качеств, темперамента, поведения человека, «выводимой» через образную аналогии с соответствующим «прототипом».

    Орел - крупная птица, с мощным, загнутым вниз клювом, сильными лапами, большим размахом крыльев, парящая высоко в небе.  Приписываемые орлу антропоморфные характеристики (независимый, строгий и исполненный достоинства взгляд, «царственность» и величественность», проявляющаяся во всем его поведении [РКП])  используются  для характеристики   человека, во внешнем облике которого обнаруживается сходство с орлом. Образ орла нагружен также коннотациями  зрелости, опытности, смелости, зоркости  (хорошее зрение позволяет птице с высоты  своего полета видеть  очень мелкие предметы, охватывая при этом взглядом огромное пространство).  Все это позволяет использовать  образ орла для характеристики «настоящего» мужчины, у которого много достоинств, при этом может подчеркиваться любое из его качеств, соотносимых с характеристиками орла (например, мужественность, благородство, свободолюбие, гордость, независимость и т.д.); необыкновенно острого зрения человека, которое позволяет ему замечать и различать мельчайшие детали, в том числе и в пределах очень широкого пространства, а также способности человека масштабно и в перспективе оценивать ситуацию. Ср. выражения орлиный взор – строгий, исполненный достоинства [РКП], гордый, смелый, проницательный взгляд [МАС], тур. kartal bakişi орлиный взгляд; глядеть орлом – смотреть взглядом, который исполнен гордости и независимости; при этом он может быть надменным, выражать превосходство и высокомерие [РКП]. В  русском языке образ орла  характеризует также сильного, красивого, гордого молодого человека (ср. орел-парень). В турецком языке аналогичная оценка выражается через образ льва (ср.  aslan). Кроме того, метафора орел в русском языке  используется для  характеристики пожилого, но еще бодрого человека (мужчины),  обычно в выражениях типа: Он еще орел. Ср. тур.  kartala kaçmakарго ‘сдавать, состариться’ (букв. терять орлиный вид).  В турецкой диванной поэзии орел (наряду с совой)  - символ долгожителя [Akalın Sami:  10].

    Сокол. Быстр, смел и бесстрашен, он способен совершать отважные, дерзкие поступки. В представлении русских связывается с положительным началом и воспринимается как птица, символизирующая напористый порыв, свойственный молодости и часто граничащий с безрассудством. К образу сокола обращаются при характеристике смелого, решительного мужчины; часто о летчиках; меткого взгляда, благодаря которому человек способен заметить даже то, что скрыто от глаз. Антропоморфно ориентированными характеристиками образа сокола в турецком языке становятся свойственное птице умение молниеносно настигать свою жертву, острота зрения, высота полета, внешний вид (здесь можно отметить аналогии с оценкой внешности орла).  Ср. тур.  doğan  (сокол), şahin (вид сокола, сапсан). Doğan burunluгорбоносый, с орлиным носом;  şahin bakişlidir[у него] взгляд как у сокола. В турецкой диванной поэзии сокол ассоциируется с охотником [Harun Talasa 1973: 484]. Известно, что сокол –ловчая птица, используемая в охоте на дичь. Ср.: Şahinile deve avlanmaz посл. с соколом на верблюда не охотятся (аналогичное по смыслу орел не ловит мух  о занятии, недостойном такой птицы, как орел;  о человеке, не разменивающемся на мелочи).  Şahin küçüktür amma, koca turnayt havadan indirirпосл. Сокол - маленькая птица, но заставляет спуститься на землю большого журавля (= мал да удал).      

    Ястреб (коршун). В представлении русских объединяются в единый образ опасной птицы-хищника, воплощающей собой воинственную агрессивность, беспощадность и отсутствие благородства. Однако ястреб в первую очередь связывается со стремительностью нападения и мгновенностью атаки на противника, а коршун - с коварством, готовностью безжалостно и кровожадно уничтожать свою жертву, используя любые средства для достижения своей цели. Ястребом называют воинственно настроенного человека, готового быстро и стремительно «нападать» на своего противника, используя в том числе и хитрые, неблагородные методы; политика, считающего, что любой конфликт может быть решен в первую очередь военным путем; человека, во внешнем облике которого обнаруживается сходство с ястребом (например, ястребиный нос). Коршуном называют человека, хищно выжидающего удобный момент для нападения на потенциальную жертву, поведение которого отличается безжалостной агрессивностью, беспринципностью, кровожадностью, желанием уничтожить своего оппонента [РКП].

     В турецком языке  востребована только символика внешнего сходства человека с ястребом, акцентирующая признак «хищный, агрессивный, зоркий взгляд». Ср. Aladoğan. Ястреб. Aladoğan bakişiястребиный взгляд. Сопоставительный анализ данной группы метафорических номинаций показывает, что оценочная параметризация в языке имеет  тонкую нюансировку, связанную с этнокультурной маркированностью соответствующих представлений о зооморфном образе.

    Этнокультурно маркированными оказываются в русском и турецком языках оказываются номинации экзотических  (попугай, павлин) и  домашних птиц (петух). Отметим различия в символических смыслах  данных подгрупп в составе «птичьих метафор». Основанием для метафорического использования лексемы попугай становится  яркое оперение этой  «одомашненной»,  «декоративной» птицы  и  ее способность имитировать различные звуки и подражать человеческой речи. В представлении русских попугай глуповат: научившись «говорить», он может без разбору, бесконечно, «бестолково» повторять одни и те же слова или фразы. К образу попугая обращаются для характеристики человека, который ярко и безвкусно одет; человека, который повторяет собственные или чужие слова; при этом может предполагаться, что он это делает автоматически, неосознанно или не имея собственного мнения. Ср. попугайничать – передразнивать, копировать чьи-либо жесты, слова, манеры, действия, поступки и /или образ жизни; подражать кому-либо в чем-либо [РКП]. Образ попугая как птицы, повторяющей чужие слова, используется в турецком языке для указания на интеллектуальные способности человека, запоминающего информацию путем  бездумного зазубривания:  Papağan gibi ezberlemekзазубрить как попугай. Кроме того, в турецком языке эта метафорическая номинация имеет этнокультурную специфику. Ср.: Papağan. Türk divan şiirinde içki içmesi, konuşması, şeker yemesi ve  renk renk güzelliği ile geçer - попугай в турецкой диванной поэзии ассоциируется с распитием алкоголя, говорливостью, любовью к сладкому и с красотой окрасок [Akalın Sami 1993: 15].  Основания для подобной метафорической аналогии вполне объяснимы:  у выпившего  человека «развязывается» язык (как у попугая, который «много говорит», повторяя заученные им фразы, слова).  Павлин    знаменит своим необыкновенным хвостом с «глазками», который он раскрывает веером, желая произвести впечатление на самку. В представлении русских для павлина характерно осознание собственной красоты, важность, горделивость и самолюбование [РКП]. Перечисленные  «антропоморфные» черты обусловливает несколько иной, чем через образ попугая, ракурс метафорической  характеристики человека посредством сравнения с павлином. Символика этой метафоры связана  с указанием на  такие отрицательно оцениваемые  признаки поведения мужчины, как хвастовство и позерство, желание показать свое превосходство, покрасоваться, произвести впечатление (распустить хвост павлином)].  К образу  павлина обращаются также для того, чтобы охарактеризовать внешний человека,  одетого  в излишне яркую, привлекающую внимание одежду (ср. одет как попугай – о безвкусно и слишком ярко одетом человеке).  В турецком языке в символике слова tavus (павлин) акцентирован признак «важная птица» и «очень красивая птица», ср.:  Büyük mutasavvıf Mevlana bir öğutler kitabı olan Mesnevisinde simgesel anlamlarıyla kuşlardan çok yaranlanmıştır. Тavus yüksek mevkii - Великий мыслитель Мевлана в своей книге «Месневи» использовал символические значения птиц. Павлин - это символ высокого положения [Mevlana 1960:10]. В турецкой диванной поэзии павлин - символ рая [Harun Talasa 1973: 484].
    Категория: Интересно каждому | Добавил: Admin (01.06.2010)
    Просмотров: 2811 | Рейтинг: 0.0/0 |
    Дополнительный материал для Вас от сайта englishschool12.ru

    НОВАЯ РАЗГОВОРНАЯ ЛЕКСИКА
    Охота на ведьм в Африке: новая волна!
    Красная Шапочка (Метод Шестова)

    ТЕЧЬ, гл. — 1. to flow 2. to pour 3. to ... 
    Exercise 124 
    Рекомендованная литература для обучения ... 

    Положение о порядке организации и провед...
    Школы Москвы №2
    Английский язык для школьников №21

    Наука как результат. 
    Где можно скачать курсовые работы 
    Новогодний футбол 

    Всего комментариев: 0
    Запишите эту страницу удобным для вас способом, чтобы не забыть!
     



    Удобный поиск по сайту школы Елены Джонсон




     
    Welcome
    Меню сайта
    Видео
    englishschool12.ru
    Info

    Сайт создан для образовательных целей
    АНГЛИЙСКАЯ ШКОЛА © 2014
    support@englishschool12.ru

    +12
    Все права защищены
    Копирование материалов возможно только при разрешении администратора сайта
    Сайт управляется системой uCoz