ГЛАВНАЯ страница | Регистрация | Вход| RSS Среда, 20.11.2019, 23:48

Удобное меню
  • ТЕСТЫ
  • В помощь учителям
  • В помощь изучающим
  • Родителям
  • Скачать
  • Развлечения
  • Нашим ученикам
  • ЕГЭ-2010-2011
  • Teachers' Cafe
  • Info
    Поиск
    Категории раздела
    Интересно каждому [6375]
    Информация
    фотообзоры

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Интересно каждому » Интересно каждому

    ТОПОЛОГИЯ ИМЕННОЙ ГРУППЫ В ДРЕВНЕВЕРХНЕНЕМЕЦКОМ

    Об этой статье мне рассказал мой приятель, который узнал про http://loranmebel.ru/mehanizmy_transformacii/type/103 и сразу же приобрел там один для своей семьи. Все очень довольны. В данной статье представлен анализ топологического оформления именной группы в древневерхненемецком. К вопросам формирования норм словорасположения в немецком языке – в первую очередь, позиции глагола и дистантного расположения компонентов глагольного комплекса (глагольно-сказуемной рамки) – традиционно проявляется значительное внимание. Топология именной группы оказалась на периферии исследовательского интереса, и, как нам представляется, неоправданно. Именная группа характеризуется многофункциональностью, т.е. способна выступать в роли аргумента глагола, именного сказуемого, обстоятельства, определения. Данный вид словосочетания имеет сложную структуру, обусловленную, с одной стороны, свойством самого имени присоединять теоретически неограниченное количество распространителей. С другой стороны, сами распространители могут иметь богатую структуру. Всё это позволяет увеличивать ёмкость именной группы и, следовательно, ёмкость предложения, в котором она функционирует. Это свойство нашло отражение в тенденции к номинализации, характерной для современного немецкого языка. В ходе этого процесса происходит «наполняемость» членов предложения, информация, передаваемая придаточным предложением, свёртывается в номинальные блоки и в таком виде присутствует в простых предложениях, доля которых в современном немецком языке возрастает [Филичева 2000: 317]. Данное явление можно охарактеризовать как актуализацию давно сформировавшихся потенций, т.к. уже в древневерхненемецком именная группа обладала способностью образовывать значительные по своему объёму конструкции и увеличивать тем самым ёмкость предложения. Основу предлагаемого анализа топологии именной группы в древневерхненемецком составили 6303 словосочетания, отобранные методом сплошной выборки из двух памятников древневерхненемецкой религиозной прозы – переводов Исидора (VIII в.) и Татиана (начало X в.). Обобщённо топологическую модель именной группы можно представить в виде следующей формулы: NP = {X1n} N {X2n}, где N – определяемое, или главный компонент, ядро именной группы; Х – зависимый компонент, определяющее; Х1 – зависимый компонент в препозиции, или в предполье; Х2 – зависимый компонент в постпозиции, или в заполье. В таком виде эта модель ничем не отличается от современной, присущей нововерхненемецкому. Различия выявляются лишь при анализе средств, которыми репрезентированы Х1 и Х2. Распространители, входящие в группу Х1, т.е., находящиеся в препозиции к ядру, представлены: • детерминативами и кванторами (ther heilant; sine iungiron; sibun iar; iogiuuelih man); • адъективной группой (frolichíu sang; guotan uuin); • генитивным атрибутом (Aarones tohterun; sinero giburti gouma; sihuueliches mannes otages …accar); • предложной группой (fon managen herzun githanca). Кроме того, именная группа может иметь сложную структуру X1nN, например: then guotan uúin; in thaz gotes huz; dhes gotes sunes heilac gheist и др. Компонентами группы X2 являются: • детерминативы и кванторы (fon uuazzare thesemo; zi truhtine gote iro; uuazzarfaz sehsu); • адъективная группа (erda tiufi); • генитивный атрибут (heilant mittilgartes; teil thero hehti); • предложная группа (uuib fon Samariu; einan fon thinen asnerin); • причастная группа (sun comantan in himiles uuolanon mit managemo megine inti mihilnesse); • инфинитивная группа (giuualt thih zi erhahanne); • придаточное предложение (Heilant, thie thar ist ginemnit Christ); • приложение (dauid isais sunu; zi Abrahame unsaremo fater). Здесь также возможно сочетание нескольких постпозитивных распространителей: • man stumman diuual habentan; • giuuon ther grauo zi forlazzanne einan themo folke fon then notbentigon. Нередки также сложные именные группы, включающие несколько препозитивных и постпозитивных распространителей одновременно: • dhazs gheistliihhe chiruni dhera himiliscun chiburdi in christe; • trohtines uuortes thaz her imo quad; zuêne chuninga nordenân chomene. Рассмотрение возможных позиций каждого из видов распространителей имени позволило получить более подробную картину топологии именной группы. Первыми в этом ряду были проанализированы детерминативы и кванторы. К данному классу определителей в древневерхненемецком относятся: • указательные местоимения: der / dese(r); jener; sëlber, soliher; • притяжательные местоимения (флективные и нефлективные формы): min; din; sin; ira; unser; iuwer; iro; • неопределённые местоимения: al; beidiu; sum(er); sumeliher; sihweliher; iogiliher; iogiwelihher; manag; • вопросительные местоимения: weliher; wioliher; wuo manag; • отрицательные местоимения: deheiner; niheiner. К кванторам мы причисляем числительные – количественные и порядковые. Однозначно можно утверждать, что основной для данной группы распространителей является препозиция к структурному ядру именной группы. Кроме того, отдельным видам детерминативов свойственно сочетаться друг с другом, при этом левую границу именной группы образует неопределённое местоимение al(l), за ним следует указательное местоимение, преартикль (термин О.И.Москальской) или притяжательное местоимение, например: mit alleru deseru urchundi; al thiu lantscaf umbi Iordanem; theser thin sun ther dar fraz alla sina heht mit huorun и другие. В сочетании с selber и указательное, и притяжательное местоимение предшествуют данной единице топологического поля: in dheru selbun burc; thîn selbes ferah. В сочетании притяжательного местоимения и числительного отмечаются колебания в постановке их относительно друг друга, т.е. здесь возможны как препозиция, так и постпозиция притяжательного местоимения к числительному, ср.: zueliuin sinen iungiron – sinen zuelif íungiron. В исследуемый период возможна также постпозиция неопределённого местоимения al(l), притяжательного местоимения, количественного числительного, а также стилистически маркированная позиция преартикля, например: • Íuuares houbites hár allu; sine iungiron alle; sine iungiron zuene; • fater unser thu thar bist in himile; • giuuelih de dar trinkit fon uuazzare thesemo, thurstit inan abur, de dar trinkit fon thesemo uuazzare thaz ih gibu. Анализ именной группы с атрибутивными прилагательными / причастиями позволяет констатировать, что уже в древневерхненемецком типичной является препозиция прилагательного по отношению к ядерному существительному, хотя отмечены также нередкие случаи его постпозиции. Постпозиция прилагательного / причастия обусловлена, скорее всего, стилистическими факторами, ср.: Andaru fielun in steinahti lant, thar ni habeta mihhala erda, inti sliumo giengun úf, uuanta sie ni habetun erda tiufi. Alia autem ceciderunt in petrosa, ubi non habebat terram multam, et continuo exorta sunt, quia non habebant altitudinem terrae. Позиция прилагательного / причастия относительно других атрибутов обнаруживает в древневерхненемецком некоторую нестабильность, что наглядно демонстрируют следующие примеры: dhea zuohaldun sine chiburt in fleische; hungerente sine iungiron. Интерес представляют результаты анализа топологии конструкций с родительным определительным. Оба исследуемых текста демонстрируют разные стратегии в оформлении генитивного атрибута. В Исидоре это значительное преобладание препозиции, а в Татиане препозиция и постпозиция несколько уравновешиваются и даже налицо увеличение доли постпозиции отдельных семантических групп существительных, например: • in dhes aldin uuizssodes boohhum; • in dhemu eristin deile chuningo boohho. В тексте Исидора зафиксирован один случай с двумя генитивными определениями: • Dhazs almahtiga gotes chiruni dhera gotliihhun christes chiburdi. Некоторые варианты в топологии обусловлены стилистическими факторами, в частности, применением хиазма: Dhn sedhal, got, ist fona euuin in euuin, rehtnissa garda ist garde dhines riihhes. Сопоставление с латинским оригиналом позволило выявить как совпадения в топологическом оформлении конструкций с родительным определительным, так и расхождения с ним. Последние чаще связаны с препозицией генитивного определения в древневерхненемецком, ср.: а) manage Israheles barno - multos filiorum Israhel; himilo ríhhi – regnum caelorum; gotes rihhi – regnum dei; gotes engil - angelus domini; б) lioht manno - lux hominum; fon huse Dauides - de domo David; mannun guotes uuillen - hominibus bonae voluntatis. Для предложных атрибутов характерна постпозиция, кроме того, они могут располагаться дистантно, ср.: • mina hant ubar sie; dhesiu gardea fona dheru iesses uurzun; • dhera alosnin uuidhar sinemu dodhe; gifeht uuidar anderan cuning; • urresti fon tóten; sum man otag, edili ambaht, fon Arimathiu burgi Iudono; • in thaz thorf thaz dar giquetan ist Gethsemani, ubar thaz uuazzar Cedron. Некоторую сложность представляет определение приложения. Среди различных групп, относимых разными исследователями к данному типу атрибута, бесспорными нам представляются постпозитивные именные группы, согласующиеся с ядерным именем и демонстрирующие в древневерхненемецком как контактную, так и дистантную позицию: • christan gotes sunu; Elisabeth sin quena; óstrun, itmali dag Iudono; • dher gomo, dhemu izs firgheban uuard, adhalsangheri israhelo; • suester sinera muoter, Maria Cleopases. Интересны в топологическом плане конструкции ИМЯ СОБСТВЕННОЕ + ПРЕАРТИКЛЬ + ИМЯ СУЩЕСТВИТЕЛЬНОЕ / ПРИЛАГАТЕЛЬНОЕ, которые сегодня определяют как конструкции с приложением, хотя, как отмечает О.И.Москальская, в них детерминатив выступает в роли связки [Москальская 1977: 244]. В большинстве случаев они функционируют как постоянные эпитеты. Эти конструкции обнаруживают способность к расщеплению, при этом ядерное существительное, атрибутом которого такие конструкции являются, оказывается в центре расщеплённого определения: • fona daniheles ziide auur dhes forasagin; • Iohannes houbit thes toufares; • Herodianem Philippes quenun sines bruoder. В латинском оригинале подобные конструкции не зафиксированы, ср.: • A tempore itaque danihelis prophete (V.7.); • caput Iohannis Baptistę {Mk_6_25}; • Herodiadem uxorem Philippi fratris sui {Mk_6_17}. Основной для определительных придаточных предложений является постпозиция к определяемой лексеме, которая может быть как контактной, так и дистантной, ср.: • Sum tuomo uuas in sumero burgi, thie ni forhta got inti man ni intriet. Встречаются и совершенно неожиданные позиции этого типа атрибута: • These uuillo ist thes ther thie mih santa fateres. Возможно, что в данном примере мы имеем дело с опиской. Проведённый анализ топологии древневерхненемецкой именной группы позволяет сделать следующие выводы. Порядок следования атрибутов в древневерхненемецкой именной группе не произволен, он обнаруживает наличие определённых закономерностей. В отличие от современных норм расположение отдельных типов атрибутов в древневерхненемецком было менее фиксированным. Так, воспринимаемая сегодня как архаичная постановка в постпозицию притяжательных местоимений и прилагательных хотя и могла быть обусловлена стилистическими моментами, однако её стилистический эффект был совершенно иным. Вынос указательного местоимения в заполье имени, допустимый в древневерхненемецкий период, в современном немецком языке расценивается скорее как нарушение нормы и вряд ли возможен даже под воздействием стилистических и риторических факторов. Однако по-прежнему сохраняет свою подвижность неопределённое местоимение al(l), которое может не только находиться в постпозиции, но и значительно удаляться от своего ядра в результате расщепления именной группы. Существенным отличием топологии древневерхненемецкой именной группы является позиция генитивного определения, для которого достаточно типичной была препозиция к определяемому имени. Такое расположение не было ограничено ни семантическими характеристиками имени, ни характером выражаемого атрибутом значения. Так, в древневерхненемецком препозитивном генитиве представлены как имена собственные и антропонимы, так и другие семантические классы существительных. Единственное ограничение на постановку в препозиции имел партитивный генитив. В современном немецком языке возможности постановки родительного определительного перед ядерной лексемой значительно ограничены классом имён собственных, для которых данная позиция является менее маркированной. Но даже и они имеют сегодня определённые ограничения на препозицию, таковым, в частности, является наличие в группе генитива адъективного атрибута. Постановка такого родительного определительного перед определяемым именем если ещё и не воспринимается как ошибка, то уже считается менее приемлемой, чем его постпозиция, ср. [Lindauer 1995: 204]. Другим существенным отличием является то, что древневерхненемецкий препозитивный генитив мог при наличии в именной группе препозитивного прилагательного располагаться как контактно существительному-ядру, так и дистантно (за счёт адъективного атрибута). Сегодня так называемый саксонский генитив находится в подобных конструкциях в дистантной препозиции, вытесняя при этом детерминативы и беря частично на себя их функции. В заключение приведём две схемы, наглядно показывающие изменения, которые произошли в топологии именной группы. Первая взята из коллективной «Грамматики немецкого языка» (1997) и отражает современные нормы. Вторая составлена нами на основании данных, полученных в ходе анализа указанных памятников древневерхненемецкой письменности. nomen inv. nomen var. существительное генитив nomen inv. nomen var. группа предлога приложение с als наречие придаточное предложение приложение препозитивный генитив детерминатив группа прилагательного Схема № 1 [Zifonun, Hoffmann, Strecker 1997: 2069] группа прилагательного препозитивный генитив существительное генитив группа предлога придаточное предложение приложение приложение, в т.ч. с samaso детерминатив препозитивный генитив группа прилагательного прилагательное детерминатив Схема № 2

    Категория: Интересно каждому | Добавил: Admin (17.05.2010)
    Просмотров: 2101 | Рейтинг: 5.0/1 |
    Дополнительный материал для Вас от сайта englishschool12.ru

    The Great British Beer Festival
    НОВАЯ АНГЛИЙСКАЯ РАЗГОВОРНАЯ ЛЕКСИКА: SA...
    ДИНАСТИЯ СТЮАРТОВ: МАРИЯ СТЮАРТ

    Еда и кулинария 
    Обычаи и традиции англоязычных стран. 
    Новшества в ЕГЭ 2009 

    Презентация по английскому языку
    Рекомендованная литература для обучения ...
    Поздравление к Новому Году на Английском...

    Joyce_Dubliners 
    Alcott_Little_Men 
    THE UNITED KINGDOM OF GREAT BRITAIN AND... 

    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Welcome
    Меню сайта
    Info
    Видео
    englishschool12.ru
    Info

    Сайт создан для образовательных целей
    АНГЛИЙСКАЯ ШКОЛА © 2019
    support@englishschool12.ru

    +12
    Все права защищены
    Копирование материалов возможно только при разрешении администратора сайта