ГЛАВНАЯ страница | Регистрация | Вход| RSS Пятница, 06.12.2019, 23:50

Удобное меню
  • ТЕСТЫ
  • В помощь учителям
  • В помощь изучающим
  • Родителям
  • Скачать
  • Развлечения
  • Нашим ученикам
  • ЕГЭ-2010-2011
  • Teachers' Cafe
  • Info
    Поиск
    Категории раздела
    Интересно каждому [6375]
    Информация
    фотообзоры

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Интересно каждому » Интересно каждому

    АНТРОПОЦЕНТРИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД НА ПРОБЛЕМУ ИЗМЕНЕНИЙ МОРФЕМНОЙ СТРУКТУРЫ СЛОВА

    Об этой статье мне рассказал мой старый приятель, который использует в своем бизнесе http://proton.ms/, и это устройство очень помогает ему. Вообще, сканеры кода очень удобны и полезны в торговом бизнесе. Не вызывает сомнений тот факт, что современная лингвистическая парадигма (с акцентом на когнитивности и антропоцентричности) – результат и инструмент преимущественно синхронического изучения языка. Существует некоторый разрыв в системе представлений и системе методов описательного и исторического языкознания. Кажется очевидным, что задача ближайшего времени – ориентирование исторической лингвистики в координатах, заданных постструктуралистской синхронической лингвистикой. Обращение к человеку как носителю и творцу языка, к его мышлению, а также к отражению объективного мира в языке, т.е. анализ соотношения языковой картины мира и его объективной онтологии, - все это должно стать предметом диахронической лингвистики, ее целью и методом. Центральными проблемами нового этапа в развитии диахронической лингвистики, очевидно, станут: - проблема «степени присутствия» в языковой динамике онтоло-гического, концептуального и собственно языкового факторов, т.е. проблема телеологии языковой динамики, языковых изменений; - проблема симметричности – несимметричности динамики объективного мира и представлений о нем человека, а также языковой динамики. Обратимся к одному из наиболее частотных типов языковых изменений – изменениям морфемной структуры слова. Реляционно-парадигматические параметры слова, будучи отражением системной ориентированности и системной закрепленности данного слова, представляются особенно значимыми. Важнейшая реляционно-парадигма-тическая характеристика слова – морфемная структура – в силу разных причин не остается неизменной. Регулярно реализуется тенденция: с течением времени меняется количество структурных элементов слова, а также их функция. Все многообразие изменений морфемной структуры слова по общело-гическому типу задействованных механизмов может быть сведено к трем видам: изменениям по типу синтеза, по типу анализа и по типу замещения. «Подлинное языковое изменение непременно приводит к замещению… Существует всего три вида замещений: взаимно-однозначная замена, слияние и расщепление» [7, 83]. В ходе изменения по типу синтеза и анализа меняется сетка системных отношений между парадигматически или синтагматически связанными единицами. Изменение по типу замещения (транспозиции) - не предполагает модификации сетки отношений между единицами, предполагается лишь замена способа выражения значения (см. схему №1). Изменение по типу анализа связано с усложнением структуры некоторого языкового объекта, оформлением реляционной оппозиции. Пример изменения морфемной структуры слова: совр. фляга àфляж-к(а). Единой этимологической трактовки нет. По одной из гипотез: фляжка первично, восходит к польск. (из нем.) flazka; уже к нему «обратно» создана форма фляга. Изменение по типу синтеза связано с упрощением структуры языковой единицы, представляет собой структурное сращение, связано с утратой реляционной оппозиции. Обитать ‘жить, иметь пребывание где-н.’ - сегодня непроизв., корневой; генетически: *ОБ-ВИТ-А(ТИ) ß ВИТ-А(ТИ). Общеславянское витать – ‘пребывать, находиться, жить’. Совр. ‘двигаться в вышине’ (выс.) – очевидно, результат лексической компрессии, имплицирования выражения "витать в облаках”. Пример замещения (синтагматической транспозиции): Пекло ‘ад, адский огонь’; ‘сильный зной, жар’. Общеславянское; реально образовано от утраченного пекъ – ‘смола’. Сближение с печь вследствие народного этимологизирования имеет характер замещения: сегодня пек-л(о) мы оцениваем как суффиксальное производное именно от этого глагола. Схема №1. Изменения в результате преобразования существующих языковых единиц - с изменением характера - без изменения характера отношений отношений между системно связанными между системно связанными единицами единицами - общелогические операции -общелогическая операция анализа и синтеза транспозиции Интеграция Дезинтеграция Замещение -объединение двух до -дифференциация до От классического понимания: тех пор самостоя – тех пор единой языко- использование одной языковой тельных единиц: вой единицы: единицы в функции другой: а -:-b a1 а а -:- а1 а1 вместо а (а1 в функции а) Принципиально важно (с точки зрения причин, целей и конкретных языковых механизмов изменений) различение интеграции, дезинтеграции 1) на границе «основа – флексия»; 2) на границе «суффикс – суффикс»/ «префикс - префикс»; 3) на границе «корень – суффикс» / «корень – префикс». В рамках транспозиционного типа: замещение флексийное (грамматическое), аффиксальное (префиксальное и / или суффиксальное) и корневое. Система изменений морфемной структуры слова – часть более обширной группы изменений, группы, которую мы обозначили термином «реляционно-парадигматические». Словообразовательная структура слова как важнейшая реляционная характеристика слова принципиально ориентирована на систему, отражает, проецирует на себя самого разного рода изменения на разных ярусах системы. Процессы демотивации и ремотивации - особые типы изменений, которые самым непосредственным образом связаны с морфологическими изменениями: провоцируют, сопровождают их или являются их следствием. В этом же ряду – декорреляция и редеривация. Это процессы перестройки внутригнездовых структурно-семантических отношений: разрыв одних связей и установление на их месте других – в случае декорреляции; превращение в языковой системе и в языковом сознании говорящих этимологически производного слова в производящее – при редеривации. Таким образом, получили поле реляционных изменений.
    Схема №2.
    Изменения морфемной структуры слова
    по типу синтеза по типу анализа по типу транспозиции грамматическое грамматическое грамматическая опрощение усложнение транспозиция (граммати- ческое замещение) переразложение переразложение суффиксальное замещение (межаффиксальное опрощение) (межаффиксальное усложнение) собственно опрощение собственно усложнение собственно замещение + изменения положения в системе: декорреляция демотивация слбр. редеривация ремотивация лекс. – сем. Реляционно-парадигматические изменения Выделенные типы реляционных изменений в разной степени демонстрируют действие онтологического, концептуального и собственно языкового факторов развития языка. Наша цель - соотнести динамику языковой картины мира и динамику изменений морфемной структуры слова. В связи с чем представляется необходимым выделить те типы изменений, которые связаны с семантической трансформацией слова, а потому должны быть оценены как «реакции» на изменения представлений человека о мире; а также те, которые представляют собой лишь факт языковой техники и не имеют непосредственного выхода на уровень семантики, не связаны непосредственно с языковой концептуализацией, с изменениями в языковой картине мира. В особую группу должны быть выделены три типа изменения морфемной структуры слова – собственно опрощение, собственно усложнение и собственно замещение. Все три процесса связаны с морфемной границей «корень - аффикс», все они «вплетены» в семантическое развитие слова, а следовательно, отражают динамику в сфере концептов, в характере отра-жения и преображения некоторых фрагментов мира в языке. Ни одна другая морфемная граница не соотнесена (в абсолютном большинстве случаев) со способами языкового отображения реальности. Действиельно, смысл процессов межаффиксальной интеграции, дезинтеграции и замещения состоит в пополнении инвентаря структурных элементов (грамматических и словообразовательных морфем). Новый структурный элемент может остаться единичным, а может обрести со временем статус регулярного и продуктивного грамматического средства. Рождение нового корня должно быть расценено как концептуально значимый факт. Смысл изменения структуры слова с участием корня - рождение новой номинативной единицы. Этимологическое гнездо – это единая концептуальная микросистема, отражающая множество объектов реального мира, «связанных» человеком единым комплексом ассоциаций (в разной степени произвольных, навязанных объективному миру человеком). Единицы этой системы демонстрируют способ представления в языке внеязыкового содержания. Центр этой микросистемы – семантика корневого слова, идея, выраженная вершинной единицей этимологического гнезда. Концептуальное единство (принадлежность к одной микросистеме) проецируется в слово как его мотивированость, обуславливает наличие осознаваемой внутренней формы. Внутренние формы (далее – ВФ) – маркеры работы человеческого сознания по членению мира и установлению связей и отношений между его объектами. ВФ вторичных, мотивированных единиц гнезда объективируют путь, по которому человек пришел к именованию соответствующей реалии. Момент языкового творчества, момент концептуализации, отражения наивного представления о номинируемом объекте оказывается здесь явным, выраженным. Именно поэтому при анализе слов-концептов привлекаются данные этимологии: фрагменты языковой картины мира до некоторой степени панхроничны – не неизменны, но и не плоскостно-синхроничны. А. Вежбицкая: «Анализ культуры может обрести новые идеи из лингвистики; семантическая точка зрения на культуру есть нечто такое, что анализ культуры едва ли может игнорировать» [2, 263]. Суть антропоцентрической лингвистики – в поиске, эксплицировании человеческой «составляющей» в языке, «схем» человеческого видения мира, языкового преломления реальности. «Видение мира», «картина мира» - категории преимущественно психологические, логические, но, несомненно, скоррелированные с языком. В этом смысле важно отметить, что именно ВФ объективирует собственно языковой способ концепту-ализации, способ кодирования мысли. В семантических процессах – в рождении и забвении ВФ - действуют вполне определенные схемы, алгоритмы преобразований, извлечения «нового» из «старого», которые, хотя и похожи на спонтанные, случайные, уникальные, на самом деле являются типическими. «Движение языка осуществляется через бессознательный выбор со стороны говорящего тех индивидуальных отклонений, которые соответствуют какому-то предопределенному направлению» [3]. Однако общеязыковой тенденцией является стремление слова к избавлению от собственной ВФ, концептуально-языковые микросистемы оказываются неустойчивыми. Мотивированность оказывается обуслов­ленной и поддерживаемой материальной культурой эпохи, способом воззрения на действительность и характером отношений между элементами семантической системы. Внутренняя форма имени может уясниться лишь на фоне 1) той материальной и духовной культуры, 2) той системы языка, 3) системы представлений, в контексте которых возникло данное слово или сочетание слов. Изменения в любой из трех сфер – сферы реальных объектов, представлений о них человека и соответствующих им языковых единиц – ведут к их разрушению. ВФ обнаруживают способность актуализироваться и деактуализироваться в той или иной степени (вплоть до полного забвения) в разные периоды времени. Момент продукции, языкового творчества оказывается «снят» в словах, переживших морфемное изменение на границе «корень - аффикс». Так, слово подвергается опрощению, когда утрачивается память об образах, символах, положенных в его основу, связях названного им объекта с иными реалиями. Определенный «текст генетической внутрисловной информации» оказывается нарушенным, смещенным, утраченным или контаминированным в результате различных внутриязыковых, культурно-социальных, межъязыковых и территориально-временных процессов» [4, 18]. 1. Собственно опрощение. Опрощение может быть инициировано фактами собственно языковыми (архаизация корневого слова, замена его синонимом; фонетические изменения, нарушающие ассоциативные связи между генетически мотивированным и мотивирующим); онтологическими (изменения в реальном мире, в материальной культуре); концептуальными. О последних, очевидно, имеет смысл поговорить подробнее, тем более что именно они играют решающую роль в подавляющем большинстве случаев опрощения. Найдены единичные примеры опрощения исключительно архаизационного характера или исключительно фонетического характера. Как правило, уход из этимологического гнезда некоторой части единиц или фонетические мены лишь сопровождает опрощение, в большей или меньшей степени способствует ему. Процесс забвения ВФ слова, сопровождающийся переходом от ситуации параллельности формальных и семантических компонентов к ситуации их непараллельности, обозначен как процесс имплицирования. Данный процесс связан с «шифровкой» работы сознания по отражению объектов мира в сознании, в языке, а также с шифровкой пути, которым пришел носитель языка к новой номинации. Имплицирование есть затемнение «семантического рисунка» номинации, а следовательно, актуальности некоторых концептуальных систем; связано с утратой отдельными номинативными алгоритмами значимости. Одна из причин «включения» механизма имплицирования – в стремлении языковой единицы к абсолютной знаковости. Знаковость предполагает немотивированность знака, его первичность, непосредственность связи между формой и содержанием. Отдельность в языке маркирует отдельность в системе представлений. Собственно опрощение оказывается связанным с процессами семантической филиации. Опрощенная лексическая единица возникает в ответ на потребность в новой номинации, извлеченной из старого лексикона. 1.1. Опрощение в результате прозаизации изначально метафори­ческой (МТФ) номинации. В этом случае демотивация (или деконцептуализация) - результат давления онтологии. Реальная несоположенность объектов, связанных в процессе концептуализации, в процессе номинации, вызывает структурно-семантическое обособление имени, его демотивацию. Существительное оплот в СРЛЯ имеет значение ‘надежная защита, твердыня’. Восходит к глаголу оплести, префиксального деривата к плести. Совр. структура: оплот – о. Генетическая структура: о–плот–о–о. Плести оплести оплот ПЛЕСТИ (*plekti) ОПЛЕСТИ (*opletti+ О-ПЛОТ-О-Ъ перегласовка) шаг лексической шаг синтаксической
    деривации деривации ‘вить; перевивать ‘обвить плетенкою, ?'отвлеченное действие по рьшетить вперебор- плетеньемъ; обвивать глаголу оплести’ Зафиксировано ку, пропуская подъ низъ или покрывать впере- оплетъ. и наверхъ; сращивать’ борку, плести обвоемъ’ шаг внутрисловной «Косу попросту въ «Стекло оплетаютъ, чтобъ семантической де – три пряди плетутъ» не билось» ривации, МТН «Огородъ оплетенъ (плет - нем,а околица въ пряслахъ» ‘то, что является резу- «Говоритъ, что пле – льтатом действия, т.е. тень плететъ» оплетение' «Лапти плететъ, а кон- ‘ограда, стена, забор’ цовъ хоронить не умьетъ» «Человькъ нькыи домо- витъ, иже насади вино - градъ и оплотъмъ и огра- шаг внутрисловной ди» семантической де - (особенно заборъ доща - ривации, МТФ тый) ‘лгать, врать, клеве- ‘обманывать, наду- шаг внутрисловной тать; нести околесицу’ вать, обирать плу- семантической де- «нечто является «Всплели на меня небы- товски, обарышни- ривации, МТФ защитой, опорой» лицу» чать’ подобно тому как «Кто меня оплететъ, «оплетение является защитой» дня не проживетъ» ОПЛОТ-О демотивация +‘писать плохие стихи’ ‘защита, охрана отъ че- + опрощение на гра- + ‘жить дружно, любовно, го-л.' нице «префикс-корень» согласно; обниматься’ ‘жадно есть, жрать’ ‘цитадель, твердыня’ + деактуализация ну- «Что было, все оплелъ, левого суффикса а сыти не нашелъ» Таким образом, в русле семантической специализации, связанной с реализацией смыслотворческих потенций исходного глагола, происходит дифференциация этимологического гнезда. Семантическая диффе-ренциация, естественно, провоцирует и структурное обособление, результатом которого и явилось опрощение. Дифференциация старого смысла (выраженного корневым словом) и нового смысла (выраженного словом со структурированной основой) сопровождается и усиливается системно-деривационной дифференциацией этимологического гнезда. В процессе элиминирования гнездом некоего нового смысла, теряющего соотносительность с корневым, именно слова более сложной морфемной структуры берут на себя функцию выразителей нового смысла. Такое «распределение ролей» представляется логичным и закономерным: именно на широком пространстве всей этимологической цепи вырабатывается новый смысл. 1.2. Опрощение в результате демотивации изначально метони­мической номинации (МТН): деконцептуализация как следствие давления научной картины мира на наивную, языковую. Здесь имеет место отказ от мотиви-ровки, от ВФ на определенном этапе функционирования как реакция на изначальную произвольность выбора признака номинации. Признак, поло-женный в основу имени, явно вариативен, вовсе не обязателен. Течь *востечь восток *ТЕКТИ ВОСТЕКТИ ВОСТОКЪ шаг лексической шаг синтаксической деривации деривации ‘литься, стремиться, ‘течь кверху, изливать- ‘отвлеченное действие бежать струей’ ся наверхъ’ (значение по глаголу востечь’ «Всь рьки под –гору слбр типа) текутъ» ‘нестись, бьжать, ‘взльтать, взбьгать, идти быстро, мчать- восходить, возносить- шаг внутриловной ся’ «Облака текутъ ся, подыматься’ - семантической де- отъ запада» ривации, МТН + ‘пропускать воду’ ‘время’ ‘место’ ‘земли’ *Падать западать запад ПАДАТИ ЗАПАДАТИ ЗАПАДЪ шаг лексической шаг синтаксической деривации деривации ‘тяготьть, сльдовать значения ~слбр типу ‘отвлеченное действие притяженью, влеченью ‘начать падать’ по глаголу западати’ большаго тьла’ «Падая безпрерывно, пла- !‘заваливаться, залегать, неты вращаются вокругъ падать или опускаться шаг внутрисловной солнца» какой-л. предмет’ - семантической де - ривации, МТН ‘низвергаться, по сему «Солнце западаетъ, закаты- же закону, на землю, сверху вается, заходитъ» вниз’ «Яблоки съ дерева пали» ‘место’ ‘земли’ ‘время’ Номинативная метонимизация – так может быть определен статус рассматриваемого семантического изменения. «Старая» лексическая единица входит в новый тематический ряд, в иную систему родо-видовых отношений. Изначально будучи во всем (кроме грамматического оформления) аналогичной глаголу-мотиватору, теперь обретает самостоятельность. Совершается номинативный шаг; при этом новое слово не наследует сем мотивирующего глагола. В рассматриваемом случае обозначение сторон света утрачивает связь с ситуацией естественных циклов. Происходит нарушение изначальной ассоциативной связи по смежности – условия констатации метонимических отношений между ЛСВ. Затем семантическое изменение переходит в структурное, внутрисловное превращается в системное, межсловное: одно из значений многозначного слова превращается в самостоятельную лексическую единицу (омоним к исходной), обособляясь и от других ЛСВ, и от прежде родственных слов. Очевидно, механизм номинативной метонимии вступает в действие в ответ на потребность языкового коллектива в лексике определенного типа, в нашем случае – в лексике абстрактной, терминологической. Таким образом, исток, первопричина забвения ВФ (несмотря на ее значимость) – в самостоятельности и одновременной скоррелированности факторов языковой эволюции (онтологии, концептуализации и языка). Наивная картина мира, очевидно, преодолевается опытом. Именование в любом случае является до некоторой степени условным, произвольным – в том смысле, что ни в коей мере не дублирует и в малой степени отражает объект именовании, имя – произвол. При этом произвол может заключаться в насильственном стягивании, сближении двух совершенно разных объектов одним именем (МТФ), а может состоять в выделении и закреплении во ВФ единственного (не столь уж важного) признака объекта (МТН). Демотивация и опрощение – преодоление произвола имени. 2. Собственно усложнение. Язык также демонстрирует примеры обратного процесса: обретения единицей формальной структурированности из стремления обрести параллельность структуры формы и смысла, из стремления к маркированности компонентов смысла компонентами формы. Речь идет об эксплицировании (воссоздании или создании) концептуальных связей данного объекта именования с другими объектами, данного понятия – с иными. Наличие в языке (при гораздо меньшей распространенности) процесса эксплицирования обусловлено двумя моментами. 1) В языке объективно действует не только механизм перехода от «большего контекста к меньшему», но и процесс перехода от «меньшего контекста к большему» [6, 126-127]. 2) Существование в языке такого явления, как «морфемная секреция», описанного еще представителями Казанской школы, обусловлено действием механизма аналогии, а также действием в определенные периоды времени и/или в определенных участках языковой системы стремления к мотивированности, к расчлененности, к формально-семантической параллельности. Усложнение непроизводной основы словообразовательным аффиксом, т.е. превращение ее в производную, диссонирует с общей логикой истори-ческого развития слова. Именно поэтому опрощение гораздо более частотно. Морфемная структура слова – объективация ее положения в словообразовательной (и лексической) системе - определяется в акте рождения слова. Далее, в процессе функционирования, естественным оказывается для слова избавление от «балласта» – лишних системных связей. Обычная тенденция, управляющая развитием слова, – тенденция к имплицитности. Имплицирование усиливает знаковый характер языковой единицы, проявляется как демотивация, как автоматизация имени. Наделение же слова новой структурой или восстановление генетической структуры оказывается вне естественного логического движения. Хотя процесс этот и не уникален. Актуализация имени, связанная зачастую со стремлением к экспрессивности наименования, в ряде случаев компенсирует действие автоматизации ВФ наименования, сообщая слову утраченную или изначально отсутствовавшую мотивировку. Речь идет о так называемой «народной этимологии» - о наделении языковым коллективом слова ВФ, не совпадающей с реальной, генетической. И.А.Бодуэн де Куртене отмечал: «Совершившийся процесс «народной этимологии» оживляет слово ясной морфологической делимостью и подсовывает ему генетическое значение» [1, 157]. Термин «оживление» хорош тем, что указывает на всплеск мотивационной рефлексии, а также на активизацию деривационных механизмов в некотором участке системы. Обострение рефлексии по поводу какого-либо слова со стороны носителей языка происходит в разных случаях. Во-первых, в ситуации системного освоения заимствованной лексической единицы. В тот момент, когда изначально чуждое языку слово входит в массовое употребление, возможно его семантическое сближение на основе формального сходства с исконно русскими словами. Тогда вполне естественна такая ситуация, при которой исконно русский корень «отсекает» от единого звуко-буквенного комплекса заимствованного слова новые словообразовательные морфемы (в этой же ситуации может произойти замещение корня), вычленяет их. Во-вторых, семантическое центростремительное движение может возникнуть и между исконно русскими словами, как следствие их семантического движения. В таком аспекте процесс народной этимологии видится в несколько необычном свете: он оказывается представленным не столько фактами искажения действительной истории слова в сознании отдельного носителя языка или некоторого коллектива носителей языка, сколько полноправным фактом этой истории, этапом в его семантико-структурном развитии. Несистемные факты, отражающие субъективную концептуализацию, некоторые неправильности (часто искажающие внешний облик слова) - такова традиционно рассматриваемая сторона этого явления. И здесь совершенно понятна и естественна содержащаяся в термине оценка, квалификация явления: народная – неверная, ошибочная; собственно не этимология, а иллюзия. Например: сближение сальный ‘неприличный, непристойный; циничный’, заимствованного из французского языка, с общеславянским сало. Сближение, фиксируемое историческими словарями. Это пример рефлексии как таковой, без определенного номинативного или коммуникативного задания и без влияния на судьбу слова. Однако имеются и факты системно-языковые, оценка правильности которых лишена смысла, поскольку это именно факты языковой эволюции, с действительной этимологией находящиеся в отношениях преемственности, причастности к судьбе одного слова. Возможно, уместнее в этом случае было бы использовать термин «ремотивация». Получим понятийную и терминологическую оппозицию: демотивация – ремотивация в основе опрощения и усложнения. Примером корневого усложнения в процессе ремотивации может слу-жить история слова колика (-и) «колющая боль, резь в боку». Сегодня данное существительное оценивается как производное от глагола колоть, этимологически же никакого отношения к нему не имеет. Генетически восходит к греческому χωλιχη - ‘болезнь толстой кишки’. * греч. χωλον χωλιχη ~ франц. colique ~ колика(и) заимствование ‘толстая кишка’ ‘болезнь толстой кишки’ нем. Kolik ‘ колющая боль, грамматическое англ. colic резь в боку, оформление (по ит. colica в животе’ типу сущ. 1 скл.) Межъязыковая демоти- вация. кол-о(ть) кол-ик(а/и) ремотивация ‘касаться острым, усложнение основы вонзать острие’ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ франц. col-it-e ~ колит-О генетически одноко- ит. col-it-e ренные слова в систе- нем. Kol-it-is // бронх-ит ме русского языка не англ. col-it-is аппендиц-ит соотнесены ‘воспаление толстой (причина – ремотивация кишки’ ранее заимствованного слова) В процессе семантического движения лексические единицы могут выйти из зоны взаимного притяжения в результате действия центро-бежных сил, а могут попасть в нее в результате действия центро-стремительных сил. Языковые концепты в процессах оперирования ими могут выйти из единой концептуальной микросистемы, а могут попасть в нее. Однако логическая противоположность представлет собой отношения взаимопроникающих полярностей, сопряженных компонентов целого. Это целое в нашем случае есть не что иное, как концептуализация мира средствами языка, отраженная в семантической истории слова. И демотивация, и ремотивация – аспекты номинативной техники. Процесс структурного и семантического усложнения в результате уста-новления связи между генетически отдельными словами, примысливание носителем языка образа именования, которого на самом деле нет, - реально это выглядит как ретроспективное достраивание истории слова. Семантические и словообразовательные алгоритмы, модели этого достра-ивания дублируют работающие в языке модели. Имеем в одном случае реальный акт номинации, в другом - акт моделирования номинации, акт виртуальный, но аналогичный реальным. С совпадающим центральным моментом – поиском и обнаружением мотивов связи этой формы с этим смыслом. При усложнении происходит заполнение лакун в мнимом (созданном post factum) структурно-семантическом движении, имитиру-ющем реальное движение. 3. Собственно замещение. Случаи корневого замещения неоднородны. Центростремительное семантическое движение исконно разных лексических единиц, в любом случае связанное с семантическими процессами, с изменениями в языковой концептуализации, может привести к разным результатам. Во-первых, изменение может привести к семантической модификации лексической единицы, может быть фактором вторичной номинации. Собственно замещения корневой морфемы в этих примерах не наблюдается. Взаимодействие генетически разных лексических единиц ограничивается аналогическим развитием семантических микросистем. Будировать, восходящее к французскому глаголу, со старым значением ‘проявлять недовольство; дуться’, получает на русской почве новое - ‘воз-буждать, тормошить’, очевидно, под влиянием глаголов будить, будоражить. Довлеть, восходящее к корню *vъl (тот же корень в воля, довольный), со старым значением ‘быть достаточным для кого-чего-н., удовлетворять’, получает новое значение - ‘преобладать, господствовать, тяготеть’ - под влиянием давить. Во-вторых, демотивированное, с совершенно утраченной возможно-стью этимологической рефлексии слово может пережить замещение корня такого рода, когда лексическая единица совершенно меняет не только положение в системе, но и ЛЗ. Бесталанный, восходящее к утраченному *таланъ – ‘счастье, удача’, ‘рок, судьба’; ‘барыш, прибыток’. Генетическое значение - ‘несчастный, обездо-ленный’. Сближается с талант и обретает вторичное генетически ошибочное, но сегодня вошедшее в норму значение ‘лишенный таланта’. В-третьих, речь может идти собственно о замене корня при сохранении денотативной отнесенности, при сохранении общих семантических контуров лексической единиц. Именно в этом и только в этом случае происходит морфемное изменение – в виде прямого корневого замещения. Силком / силом (разг.)‘силой, насильно’. Совр.: сил(а) - сил-ком. Гене-тически: си-л(о) ‘петля для ловли птиц, мелких животных’ - сил-ък(ъ) – форма Т.п. сил-к(ом). Первоначально в выражениях: «поймать силком»; «тащить силком». Развитие на основе значения ‘посредством петли’ семантики ‘силой, против воли’ (с включением механизмов лексической конденсации) повлекло за собой ‘переэтимологизацию’ наречия силком, вследствие которой оно перестало осознаваться как родственное слову силок, и стало выступать как однокоренное словам силой, насильно. *Sei(ti)| si(ti) *Cи-л(ъ) Силок (сильць) *си-л-ок-О силок-О
    ‘соединять, свя- ‘то, с помощью чего можно -опрощение основы на зывать, ловить’ поймать, связать кого-л.~ границе "корень-суф- веревка’ фикс (+ суффикс)” ‘петля для ловли птиц’ ‘ловушка для птиц и мелких жи- вотных, главной частью кото- рой является затягивающаяся петля’ "Ловить силом” "Ловить силком” ~‘задерживать, принуждать оставаться на месте, ‘состояние того, кто не лишать свободы (движения), воли’ стеснен, не ограничен в передвижении; не в неволе’ Воля Свобода ‘способность действовать, осуществлять свои жела- ния, цели – без давления со стороны’ Ремотивация (нар. этим.) Сил-ом Сил-к-ом Собственно замещение Сила ‘силой, насильно, против воли’ - // - // - (корневое) ‘способность живых существ + изменение статуса –ом: напряжением мышц произво- дить физических действия, дви- жения, вообще – физичекая (или моральная) возможность активно действовать’ В любом из трех рассмотренных случаев несомненным фактом остается приобщенность изменения в структуре слова к процессам языковой концептуализации мира. Эдвард Сепир: «В каждом языковом коллективе в ходе сложного исторического развития в качестве типичного, в качестве нормального устанавливается какой-то один образ мышления, особый тип реакции, особые навыки мышления становятся закрепленными в языке, философу необходимо понимать язык хотя бы для того, чтобы обезопасить себя от собственных языковых привычек» [5, 223]. Речь идет в том числе и об осознании языкового произвола в имени, о преодолении шаблонов мысли, зафиксированных в языке. Изменения структуры слова демонстрируют такую способность носителя языка, способность пере-сматривать результаты языковой концептуализации. Литература 1. Бодуэн де Куртене И.А. Избранные труды по общему языкознанию. – М., 1963. 2. Вежбицкая А. Понимание культур через посредство ключевых слов. // Семантические универсалии и описание языков. – М.,1999. 3. Гумбольдт Вильгельм фон. Язык. - М.,1934. 4. Маковский М.М. Удивительный мир слов и значений. –М., 1989. 5. Сепир Э. Язык. – М., 1993. 6. Флоренский П.А. Термин. // Вопросы языкознания. - 1989, №1. 7. Хенигсваль Г. Существуют ли универсалии языковых изменений? // Новое в лингвистике, вып. 5. Языковые универсалии. – М., 1970.

    Категория: Интересно каждому | Добавил: Admin (22.03.2010)
    Просмотров: 3985 | Рейтинг: 0.0/0 |
    Дополнительный материал для Вас от сайта englishschool12.ru

    Страноведение Англии – забавные факты (к...
    М. Голденков. Азы английского слэнга и д...
    Рифмуйте и сочиняйте!!!

    My Daily Routine 
    Еда и кулинария 
    Скачать Лаппо Л.Д. ЕГЭ. Математика. Прак... 

    Тесты по английскому языку
    Сочинение Основные темы и проблемы в ром...
    Контрольные по английскому языку №1

    Л.Е. КЕРТМАН ГЕОГРАФИЯ ИСТОРИЯ И КУЛЬТУР... 
    Тема урока : “The Truth about Tobacco” 
    Nursery rhymes and amusing poems that ca... 

    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Welcome
    Меню сайта
    Info
    Видео
    englishschool12.ru
    Info

    Сайт создан для образовательных целей
    АНГЛИЙСКАЯ ШКОЛА © 2019
    support@englishschool12.ru

    +12
    Все права защищены
    Копирование материалов возможно только при разрешении администратора сайта